Бабье счастье

Лиза вышла замуж первой, раньше старшей сестры. Мать ворчала на дочку, мол, не могла подождать: примета плохая. — Теперь Анька наша замуж не выйдет, — вторила ей бабушка,...

Лиза вышла замуж первой, раньше старшей сестры. Мать ворчала на дочку, мол, не могла подождать: примета плохая.

— Теперь Анька наша замуж не выйдет, — вторила ей бабушка, — шустрая ты Лиза, погуляла бы ещё чуток.

Но Лиза отшучивалась:

— Да нагулялась я уже. А наша Аня уж больно серьёзная, с печатью труженицы на лице. Вечно пашет и пашет по дому. Всех дел не переделать. Шла бы лучше погуляла. Я не виновата, что у неё женихов нет.

На самом деле Лиза скрывала правду. Причина была прозаическая. Они с Сергеем торопились пожениться, потому что Лиза была беременной. Свадьбу сыграли по-простому, с друзьями и соседями. Застолье было летом, погода хорошей, поэтому сидели за большим длинным столом прямо в саду их дома на краю города.

Аня была рада свадьбе сестры, она с матерью два дня готовила, подавала гостям угощение. И хоть и очень устала, была весёлой и счастливой.

— Посмотри на нашу Анечку, дочка, — шептала бабушка, — словно она замуж выходит. Аж вся светится. Лиза и то не такая…

Мать вытирала набежавшую слезу и отвечала:

— Молю Бога и за Анютку, только бы и у неё сложилось. Она такая умница. И серьёзная, и хозяйственная, не то, что Лизка. Это правда, хоть и люблю обеих.

В положенный срок Лиза родила девочку. Жила молодая семья в квартире мужа, у Сергея. Сам Серёжа был весельчаком, любил компании и встречи по поводу и без повода. Не нагулялся парень. Поэтому семейная жизнь ему показалась спустя пару лет скучноватой. Дочка Алёнка болела, ей нужно было внимание, уход и забота, чем и занималась всё время Лиза. Не удивительно, что муж отошёл на второй план. А этого не мог принять Сергей, выросший в ласке матери, избалованным и эгоистичным.

Сергей уходил на встречи с друзьями один по выходным. Такие отлучки из дома становились всё чаще. Лиза была занята ребёнком. Когда Алёнка подросла, стала меньше болеть, Лиза начала водить её в детсад и пошла работать.

Теперь ей стало ещё труднее. Работа отнимала силы, заботы о дочери лежали в основном только на её плечах. Сергей всё чаще уходил из дома то на спортивный матч с друзьями, то на чей-то день рождения, то уезжал в командировки, сбегая от семейных забот. Когда Лиза заговорила с мужем о втором ребёнке, Сергей нахмурился и высказался против. Он упрекнул жену, что она и без того еле справляется, ему мало внимания уделяет, а на второго ребёнка у них и средств не хватит.

Лиза обиделась, между супругами прошёл холодок. Они начали отдаляться друг от друга и, наконец, в один день Лиза появилась на пороге родного дома.

В то время бабушка и мама Лизы и Ани уже уехали жить в деревню, где у них был домик как дача. Теперь женщины переселились туда на постоянное жительство, чтобы дать возможность и Ане пожить самостоятельно. Старшей дочери было уже за тридцать.

— Лиза? Что стряслось? – испугалась Аня, — увидев сестру с дочерью на пороге дома.

— А ничего, — с грустью и усталостью в голосе ответила Лиза. – Кажется, я нажилась в браке. Решили мы с Сергеем пожить отдельно, подумать, и проверить свои чувства. Сейчас мне уже кажется, что у меня никаких чувств нет… Вообще. Как я устала, Аня…

Алёнка играла в куклы в комнате на диване, а сёстры допоздна сидели на кухне и пили чай. Они вспоминали детство, юность и вздыхали.

— Ну, всё. Пошли спать, — сказала Аня, — живите и не печальтесь. Вы – дома. Я вас никому в обиду не дам.

Глаза у Ани светились добром и любовью, когда она укладывала Алёнку спать.

— Спи, моя девочка, любимая моя … — говорила Аня племяннице. – Как хорошо, что ты у нас есть. Завтра мы в маленькой комнате твой уголок с игрушками устроим.

С тех пор началась для Ани совсем другая жизнь. За последние годы она располнела, перестала делать себе причёски, словно поставила на своём замужестве крест. А теперь, когда рядом была сестра и маленькая Алёнка, Аня словно помолодела. Она спешила из своей швейной мастерской домой, наводила порядок, готовила обед, стараясь побаловать сестру и племянницу.

— Всё-таки семья – это счастье, — говорила Аня, — вы – моя семья. Одной так невесело.

— Э, нет. Ты давай о себе подумай. На меня не смотри. Не все такие как мой Серёга.

— И ты не руби с плеча, Лиза. Он, может, ещё одумается. Придёт.

— Ага, нагуляется как следует, а мы с дочкой подождём, — ответила Лиза.

Бабушки из деревни стали чаще приезжать к дочкам. Погоревали они о Лизиной неудачной жизни, но от взгляда Ани замолчали. Старшая сестра стала опорой Лизе. А Алёнка души не чаяла в Ане. Она вечерами еле шла спать, до последнего стараясь не отпускать от себя тётю.

Аня снова стала следить за собой. Она похорошела буквально за несколько месяцев, скинула лишние килограммы, сделала стрижку, в глазах появился счастливый блеск. Она и Лизу подтягивала за собой, не давала сестре раскисать.

Не удивительно, что вскоре на Анну обратил внимание мужчина. Мастер-наладчик швейных машин Володя давно присматривался к добросердечной девушке, а тут она так похорошела, стала уверенной, не узнать.

— Уж не замуж ли ты собралась? – пошутил Володя. – Так и сияешь. Признайся, влюблена?

— Конечно, в тебя, Вовка, а ты всё не замечаешь, — тоже со смехом ответила парню Аня.

Конечно же она отшутилась. А Володя с этого момента ходил словно под наркозом Аниных глаз. Её слова не шли у него их головы, и он мог бы весь мир отдать, чтобы они оказались правдой…

Не выдержав очередной раз её смешливого взгляда, он вдруг сказал:

— Ну, что, влюблённая, когда расписываться пойдём?

— Хоть завтра, Володенька, — снова отпарировала Аня.

Назавтра Володя при галстуке и при цветах вошёл в цех и при всём народе, а это был женский коллектив, подарил цветы Ане, сказав:

— Надеюсь, ты паспорт не забыла? Сегодня идём в ЗАГС, заявление подавать.

Аня округлила глаза и покраснела.

— Вовка, ты что?

— Тихо, не разбивай мечту. Сегодня же и пойдем. В обед сходи за паспортом, а после работы сразу и пойдём, успеем до закрытия, тут рядом.

Аня еле дождалась конца рабочего дня, думая, что парень разыгрывает её и всё это не более, чем романтическое весеннее настроение.

Но Володя, взяв её под руку, отвёл в ЗАГС, где они подали заявление. Выйдя из ЗАГСа, они присели на скамейку в сквере, и тут Аня расплакалась.

— Ты что? – Володя стал гладить её по спине, пытаясь успокоить. – Разве я тебя обидел? Кажется, наоборот…

— Нет, что ты. Только вот мне не хотелось бы, чтобы у меня так же получилось, как у моей Лизы. Поигрался как кошка с мышкой и надоела…

— А, понимаю…- протянул Вова, — ты мне не веришь…

Тут он повернулся к ней, взял её за руки, поцеловал в ладони и глядя в глаза, сказал:

— Я за тебя, Аннушка, хоть кого в клочья порву. Люблю давно. Ты как магнит притягиваешь. Говорить много не буду, не умею, но потом сама увидишь, что не вру.

Слёзы у Анны просохли. Она еле заметно улыбнулась и склонила голову на плечо Володе. Тут они впервые поцеловались. И потом сидели некоторое время, как заворожённые друг другом, словно боялись спугнуть это счастливое наваждение…

Уже темнело.

— Ой, мне же пора домой, — спохватилась Аня, — Алёнка, наверное, все глаза проглядела… Пошли.

Теперь вся семья готовилась к свадьбе Ани. Рады были и мама с бабушкой. Они хоть и печалились о Лизе, но всегда говорили ей:
— Главное, что Алёнушка у нас есть. А мужчина тебе со временем найдётся. Не грусти.

Но как ни странно, через пару недель появился под окнами дома Сергей. Он тоже принёс букет Лизе и с порога схватил её в охапку и увёл на крыльцо. Аня тщетно пыталась расслышать за дверью, о чём говорили сестра и её муж. Но после разговора Лиза вошла в дом заплаканная и улыбающаяся. А Сергей начал собирать её вещи.

— Что, уходишь к нему? – спросила Аня, обнимая Алёнку. А девочка, увидя отца, побежала к нему и обняла за колени.

 

Сергей поднял её на руки и спросил:

— Домой пойдём?

На что Алёнка утвердительно кивнула.

Аня сидела у тёмного окошка и, подперев руками голову, задумчиво смотрела на удаляющиеся фигуры сестры и Сергея с Алёнкой на руках.

«Да…Вот она, наша бабья натура. Всё прощаем, всех любим, голубим… Ну, что поделать? Чего только в жизни не бывает… Может, и наладится их жизнь… Алёнушку жалко отпускать…» Аня встала, вытерла глаза, подошла к зеркалу, стала поправлять причёску.

«Скоро Володя придёт. Ни одного вечера не пропустит… Милый мой. Любит… Какая же я счастливая. Но для настоящего и большего счастья я ребёнка хочу. Боже милостивый, дай мне ребёночка…»

В дверь постучали. Вошёл Володя.

— Аннушка, что с тобой? Ты одна. Я видел их, по дороге встретил. Как ты?

Он подошёл и поцеловал Анну. А она, прижавшись к нему, спокойно и ласково сказала:

— Скорее бы наша свадьба… Я так сына хочу, с твоими глазами, Володя…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.79MB | MySQL:60 | 0,325sec