Что тебе твой ум даёт

Аня смотрела своими бездонными, так и хочется сказать бездумными глазами, на Свету. Что тебе твой ум даёт, только неприятности. А мне хорошо, я чувствами живу. Помнишь как я...

Аня смотрела своими бездонными, так и хочется сказать бездумными глазами, на Свету.

Что тебе твой ум даёт, только неприятности.

А мне хорошо, я чувствами живу.

Помнишь как я замуж первый раз вышла? Помнишь? Увидела Пашку, влюбилась, решила всеми правдами и неправдами добиться чтобы мой был.

Помнишь?

Света помнила.

Очень хорошо помнила.

Они тогда в одиннадцатом классе учились, там не до гулянок было, тем более Света целилась поступить в университет, Анька , кстати, тоже говорила что в универ легко поступит.

Мать Анюткина качала головой и смеялась, отец, дядя Вася, читал газету, курил и тушил бычки в блюдечке и хмыкал.

-Ну, Анька, — говорил дядя Вася, — если ты поступишь в университет, — он поднимал большой, суховатый, с длинным жёлтым ногтем и какими-то полосками вверх, -то будешь как Михайло Ломоносов, в нашей семье.

Аньке не нравилось что отец сравнивает её с тем мужиком на портрете, что висит в кабинете химии, она психует и взвизгивает.

-Да, пааап, я что такая толстая и страшная?

-А разве он толстый и страшный? Мне кажется он не только этим известен.

-Папа, — психует Анька, — я не хочу быть похожа на Ломоносова!

-Не бойся дочка тебе это не грозит, хотя…я бы не отказался, будь ты Анька, как Ломоносов.

-Мама! — визжит Анька, — скажи ему, он говорит что я похожа на Ломоносова.

-Какого Ломоносова? На Витьку что ли? Ты что, дурак что ли? Вспомнил тоже. Да я с ним пару раз на скамейке посидела, то ещё до твоей армии было, мы даже не целовались. Чё травишь девку-то.

-Да не, не на Витьку, — откровенно издевается дядя Вася, на Михайло Ломоносова.

-Какого Михайло? Мишка что ли? А , так это брат Витькин двоюродный, скажешь тоже, это ещё…

-Да ты я вижу мать к науке так и тяготела, а Эйнштейнов у тебя в поклонниках не было случайно?

-Кого? Да иди ты. Уж под сраку лет, а всё со своей ревностью.

Анюткина мать отвернулась к плите, перекинув через плечо полотенце.

Света тогда смотрела на всё это с недоумением, а дядь Вася подмигнул ей из-за газеты и уткнулся опять читать, закуривая новую сигарету.

-Вась, — услышала Света голос матери Ани, — это какой Эйнштейн? Которые в бараках жили?

Света оглянулась на дядь Васю тот смеялся уткнувшись в газету.

Вообще Анька позвала Светку помочь по алгебре.

Попив чай, девчонки скрылись в комнате у Анютки. Вся она была увешена вырезками из журналов какими-то фотографиями, на двери висел плакат улыбающегося мальчишки с белой розой где -то за головой.

-Юра Шатунов, — в восхищении сказала Анька, — мне пришлось утащить три книги у отца, и одну кассету у Лёньки, еле выменяла и то из рук чуть не вырвали.

-Давай заниматься?- спросила Света.

-Ой, Светка ты такая зануда, ну какой заниматься. Давай поболтаем.

-Давай, — в недоумении согласилась Света, они не были с Аней близкими подругами, просто соседки по парте. Аня спросила Свету куда та собралась поступать, Света ответила.

Аня сказала что тоже туда хочет и попросила подтянуть её по некоторым предметам.

-Белые розы, белые розы, — тихонько загнусавила Аня, — слушай, Светка, а ты вот правда собралась поступать в этот универ?

-Ну да, конечно правда. А ты, передумала?

Анька усмехнулась.

-Да на чёрта он мне сдался, ваш университете, я скорее школу закончить хочу, я в техникум поэтому и не пошла, что там три года учится, а здесь всего два и свобода.

-Как это свобода?

-Да так это. Делай что хочу.

-А учёба профессия, будущее.

-Я тебя умоляю, своё будущее я уже обеспечила и ребёнка тоже.

-Какого ребёнка, Ань?

-Не тупи, Светка.

-Ты…ты…ты что? Ты беременная?

-Угу.

-А твои родители?

-Да никто не знает, тебе только сказала. Ты что мать сразу в больницу потащит, она там уже как своя, — хохотнула Светка. — У неё только на Лёньку и на меня сил хватило.

Всё меня долбит, типа смотри, ежели чего быстро вон, мол позора ещё не хватало. Какой позор?

Я сейчас Пашу всем покажу, что он действительно со мной, а потому же не отвертится, уже поздно буде, да и я несовершеннолетняя.

-Какого Пашу, Ань?

-Свиридова, ты не знаешь его, он взрослый, ему двадцать один. У него короче, белая девятка, такая, ммм, маман подарила его, она как-то с валютой связана, в общем я считай уже обеспечила себе жизнь.

А вы корпите над учебниками.

Света помнит какой тогда был скандал, мать этого Паши пыталась откупиться от ненужной родни, мать Аньки же вцепилась мёртвой хваткой.

В общем Аня тогда замуж за Пашку вышла.

Свету даже на свадьбу приглашала. Света побыла немного и ушла, точнее сбежала, там какой-то Пашкин друг начал к ней приставать.

Не в прямом смысле, а начал слишком явные знаки внимания оказывать. Постоянно рядом находился много пил, много ел, много смеялся.

Света бежала оттуда.

Анька потом ещё пыталась свести Свету с этим другом, но она чётко дала понять что не хочет такой дружбы.

Девчонки терялись, снова встречались, Аня родила Руслана, с Пашей развелась, нашла какого-то Диму. Тот был то ли из бандитов, то ли из бизнесменов начинающих, в общем Аньке это радости немного принесло.

Света отучилась, вышла замуж, но тоже не пожилось.

Родился Игорь, теперь парню уже двадцать три, взрослый.

Вот встретились с Аней, около дома, в котором живёт Света.

Анька немного раздобревшая, но всё такая же фигуристая, с бездонными синими глазами и неунывающей улыбкой на лице.

-Что? Отец? Так умер он, в нулевых, курил много, — равнодушно говорит Аня. — Он, вообще, если помнишь, не от мира сего был, даже когда выпьет, другой бы разгон матери устроил, а он знай шуточки свои отпускает.

Он мне не отец был. Ты не знала?

Лёнька от него, а я нет. Они расходились, когда Лёньке три года было, мать уезжала. А вернулась уже я, была, там что -то не пожилось, отец принял, простил.

-Он не знал что ты не его? — просто чтобы что-то сказать спрашивает Света.

-Отчего же, знал конечно. Но он меня любил всё равно, настолько, насколько мог любить.

Мать по залёту замуж за него вышла, увидела что парень умный, спокойный, он с бабушкой старенькой жил, вот и…Он умный очень был Свет. Лёня вон в него. Тоже умник, заграницей живёт, не женат, развёлся вернее.

Я же говорю, всё беды от ума.

-А твоя мама?

-А что ей будет, она сразу же, как отца не стало, замуж вышла, сказала что за моего родного отца, не пожилось.

Ну как не пожилось, он напился, мать его дубасить начала, а он сдачу дал, вот…

Потом ещё нашла какого-то, ещё.

Я потом поняла, она как отец ищет, такого же. Я его всё равно отцом считаю. Вот ищет и не находит.

Вот и получается, что все беды от ума, отец -то умный был это он с матерью таким стал.

Видишь…И себе жизнь загубил, и матери испоганил. То жила бы сейчас с каким-нбудь работягой. А то нет… Ищёт всё.

-Сколько маме -то у тебя? Лет семьдесят?

-Семьдесят два. Всё не оставляет надежды…

-Ишь, молодец какая.

-Ну да. А ты всё одна?

Света пожала плечами.

-Эх ты горе луковое, прекращай умничать, найди себе простого мужика и живи.

-Зачем,- не поняла Света, — я и так неплохо живу. Вот с Камчатки приехала, знаешь какая там красота.

-Ой, знаю, — отмахнулась Аня, — мы тоже недавно из Таиланда, надо же и не встретились, а ты когда прилетела?

— Восемнадцатого.

— Серьёзно? Мы тоже. Как мы так просмотрели друг друга.

-Ээээ, я с Камчатки, это как бы…

-Ааа, ты в Африку что ли моталась?

-В какую Африку Ань?

-Египет в Африке, — с важным видом сказала Анька, — а ты что? Не знала? Ну ты мать даёшь…

И она рассмеялась чистым, звонким смехом.

 

Света смотрела на Аню, да, конечно внешне она изменилась, мы все не молодеем, но видела Света перед собой всё ту же Аньку из одиннадцатого класса.

Которая рассказывает с восторгом как она прятала плакат Юры Шатунова, чтобы не забрали и не порвали на мелкие кусочки страждущие, как получила от матери люлей, за то что стащила отцовы книги, а мать заметила, когда вытирала пыль.

Говорит же она, Анька, что все беды от ума. Вот иона пострадала, за книги.

Света тихо улыбается и смотрит на Аню.

-Анют…А ты счастливая?

-Я то? — на минуту замерла Аня, — я то, конечно! У меня знаешь какой Мишка, во, — выставив большой палец вперёд, говорит Анька, — я с ним такая счастлива.

-Знаешь, Ань, я ведь тоже счастливая, всё у меня в жизни гармонично.

-Ишь ты…Странная ты Светка, вы с батей моим на одной волне были, ну я рада подруга, что ты счастлива.

Пусть хоть тебе твой ум счастье принесёт, бате моему не принёс вот.

Ну ладно, побегу.

Света весь вечер потом перебирала старые фотографии на одной из них она увидела дядю Васю, с неизменной сигаретой, которую о держал в отставленной руке, он обнимал другой рукой Аньку и прижимал к себе.

Первое сентября одна тысяча девятьсот… прочитала Света.

Она смотрела на чёрно — белый любительский снимок и вспоминала откуда он у неё взялся.

Кусочек чужой семьи, чужой жизни, чужого воспоминания.

Вспомнила…

Аня подарила, это шестой класс, тогда она ещё гордилась своим умным папкой, и не считала что все беды от ума.

В какой-то миг до неё это донесли, и стала девчонка жить по другому.

Ну и ладно, а я так живу, подумала Света, отправила сыну смс о том что ложится спать, пожелав ему того же, и удобно устроившись на подушке закрыла глаза.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.04MB | MySQL:64 | 0,262sec