Дочь появилась «экспромтом»…

Ближе к обеду телефон известил Полину о том, что ей что-то хочет сообщить воспитательница из детского сада. Такие звонки всегда пугали её, вот и сегодня она побледнела ещё...

Ближе к обеду телефон известил Полину о том, что ей что-то хочет сообщить воспитательница из детского сада. Такие звонки всегда пугали её, вот и сегодня она побледнела ещё раньше, чем начался разговор.

Ну конечно, по какому ещё поводу могут среди бела дня позвонить из детского сада — только чтобы сообщить в очередной раз: «Ваш ребёнок заболел»! Бледная и взволнованная, Полина на ходу бросила коллегам:»Девочки, вам придётся пока справляться без меня!», и на всех парах помчалась в детский сад.

Уже четыре года Полининой дочке, а всё никак не научится Полина спокойно относиться к её детским болезням, к так называемому формированию иммунитета. Всякий раз лавина страха обрушивается на мать, и не дают покоя мысли вроде этой: «Ну да, до сих пор всё обходилось благополучно, слава Богу… А в этот раз — как? Обойдётся ли?» И почему-то раз от раза тревога только усиливается…

Дочке Сонечке четыре года, а Полина стала мамой всего три года назад… Как же это могло произойти?

Каких-то три года назад Полина была молодой и абсолютно свободной девушкой, подающей надежды молодой и перспективной сотрудницей в солидной фирме. Карьера развивалась стремительно, и Полине и в голову не приходили мысли замужестве и детях…

Вернувшись из Германии, где она целый год была на стажировке, Полина первым делом ринулась навестить свою лучшую подругу Олю и познакомиться с её малышкой, успевшей родиться как раз тогда, когда Полина была за границей…

Ольгу она узнала с трудом. Из жизнерадостной хохотушки и «зажигалочки» подруга превратилась в мрачное, серое и обиженное на весь мир существо…

Не успели приняться за чай, который Ольга наливала неуклюже и с неохотой, что совсем ей прежде было несвойственно, как раздался детский крик — проснулась пятимесячная Сонечка.

— Слушай, подойди к ней, а? — попросила молодая мать. — Я уже видеть её не могу — орёт и орёт.

Полина, прежде чем взять ребёнка на руки, замешкалась — вспоминала, как она держала когда-то куклу — маленького ребёнка ей до сих не приходилось брать на руки… Девочка сладко прильнула к Полине и успокоилась.

— Да она просто издевается надо мной, — взревела обиженная мать. — У меня всегда орёт, а тут раз — и притихла!

Полина смотрела на подругу и не узнавал её: как ей удалось так быстро из весёлой и доброй девчонки превратиться в фурию?!

— Смотришь на меня и думаешь, что я злая и никудышная мать? — вскинулась на подругу Ольга. — Да мне это дитятко всю жизнь сломало! Начнём с того, что свадьба с её отцом — это был Кирилл, ты знаешь — получилась самая скромная, совсем не такая, о какой я мечтала… Без белого платья, без лимузина… Какое уж там платье, когда живот на нос лез.

Да и больших трат на свадьбу мы с Кириллом не могли себе позволить — деньги нужны были на врачей, на роды, на ребёнка.

Кирилл очень хотел этого ребёнка, носил меня на руках до самых родов, а месяц назад ушёл… Надоели мы ему. Уехал в свой родной город. К маме. Я понимаю, это всё из-за меня, — со слезами продолжала Ольга. — Надоели ему мои истерики, но я не могу остановиться… Когда Сонька орёт, мне хочется выкинуть её в форточку или положить на неё подушку…

И я всё время думаю о том, что и я могла бы, как ты — работать в такой же крутой фирме, стажироваться за границей… Ведь я училась ещё лучше, чем ты, мы же вместе учились, ты знаешь! А оказалась запертой дома с Сонькой, как в тюрьме…

— Слушай, — вдруг оживилась Ольга. — Ты мне всё ещё подруга? Посидишь с Сонькой часа два?

Полина, конечно, согласилась: пусть Ольга погуляет, может быть, придёт в себя.

 

Ольга не вернулась ни через два, ни через четыре часа. О том, чтобы передать девочку отцу или бабушке, и речи быть не могло: у отца уже началась новая личная жизнь, куда Соня не вписывалась, а у бабушки бурная личная жизнь так и не останавливалась с тех пор, когда от неё ушёл Олин отец. Да Полина, честно сказать, и не упорствовала в том, чтобы отдать Соню родственникам — просто выполнила формальности — не хотела она расставаться с этой девочкой.

А через полгода объявилась Ольга — цветущая, преуспевающая и весьма довольная жизнью. Предложила Полине: «Если хочешь — забирай Соньку — все бумаги подпишу. Не хочешь — сдам её в детдом.»

Вот так и стала Сонечка Полининой дочкой. И, что удивительно всё меньше и меньше становится она похожей на свою мать и всё больше и больше походит на Полину. Даже глазки — долго-долго оставались серыми, как у Ольги, а потом, уже почти в два года — раз, и поменяли цвет — стали карими, как у Полины…

И Полина надеется, да нет не надеется, а просто уверена, что и душа у Сонечки никогда не станет такой чёрствой, как у её кровной мамы и бабушки…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.35MB | MySQL:67 | 0,376sec