Довесок

— Галя, но она же с довеском! Или тебя это устраивает? – Дарья оперлась о забор и усмехнулась, глядя на соседку. – Получше-то ничего найти не мог? Вроде ни кривой, ни косой, а хороший парень. Да и девок у нас пруд пруди, а поди ж ты, нашел себе!

 

 

Галина вздохнула. Себе она не хотела признаваться в том, что выбор сына ее не устраивает. И услышать это от заклятой подружки было вдвойне обидно.

— А нам дети в радость, Дарья! Поняла? Чем это она плохая, спрашивается? Молодая, красивая, нравом не вздорная и порядочная, это я точно знаю. А что ребенок… Так что тут плохого? Она его не нагуляла, а в браке родила. А то, что вдовой осталась в таком возрасте, так все мы под Богом ходим. Вырастим, воспитаем и будет мне еще один внук. И нечего тут попусту языком трепать!

Галина поджала губы и шуганула соседского кота, который шел по забору в ее сторону.

— Повадился! Он у меня уже трех цыплят утащил, Дашка. Присматривай за своим хвостатым, а то спущу Атоса, пусть потом не жалуется.

— Напугала! – Дарья отпихнула подальше от забора толстого полосатого кота. – Кто кого еще гонять будет. Запру охламона! Он и у меня цыплят гонял в прошлом году. Если бы не был таким хорошим крысоловом, давно бы уже избавилась от него. А так, куда инстинкты-то девать?

— Пусть он со своими инстинктами дома сидит!

— Галь, забыла-то я! Банки! Варенье уж готово, наверное.

— Ты тут языком чешешь, а кто-то ж его там варит?

— Так, Ольга. Приехали вчера помочь с огородиной.

— Так она ж у тебя на сносях?

— Потому все в огороде, а она варенье варит. Не хочет без дела сидеть. Не невестка, а золото!

— Что ж ты свое золотко за глаза хвалишь, а в глаза гоняешь?

— А для порядку! – Дарья снова усмехнулась. – Вот ты станешь свекровью и бери пример. Будешь ласковой – на шею сядут и ножки свесят!

— Разберемся! – Галина махнула рукой. – Банки-то давать тебе или обойдешься? Некогда мне языком ворочать, пора дело знать.

Выпроводив соседку, Галина принялась за тесто. Завтра приедет сын, привезет невесту знакомиться. Невесту… Галина бросила месить тесто и оперлась руками о стол, глядя в окно. Что-то будет…

Настю она не знала. Только слышала о ней, да пару раз видела издалека, когда ездила в гости к сестре в соседний поселок. Ничего выдающегося в ней не было. Девушка как девушка. Светловолосая, большеглазая. Только что высокая, под стать ее Максиму. Хотя, какая уж она девушка? Женщина молодая. Замужем была, ребенок есть. Мальчик. Годика три ему сейчас. Судьба с Настей обошлась на редкость неласково. Родителей потеряла по малолетству еще и воспитывали ее бабка с дедом. Подняли, выучили, выдали замуж. Только успели правнуку обрадоваться, а тут муж Насти попал в аварию. И осталась девчонка вдовой с дитем на руках. Как тут не пожалеть? Только вот… Галина предпочла бы ее жалеть на расстоянии. За сына сердце болело так, что и дышать сложно было. С тех пор как не стало мужа, Максим стал для нее единственной опорой и поддержкой. Она и радовалась, что он рядом, и переживала. Взрослый мужчина уже, пора семью заводить, а он все тянет. На вопросы отшучивался, все говорил, что ждет большую любовь. И вот тут заявил недавно, что, наконец, нашел… Настю. Галина тут же кинулась к сестре. Надо же узнать, что да как. Только Лида на нее аж прикрикнула. Старшая, ей можно.

— Что, как курица, всполошилась?

— Так, что за человек еще? Приведет, а потом что?

— К тебе приведет, правда, да ненадолго.

— Как это? – Галина опешила.

— А разве Максим тебе не сказал, что дедов дом я ему отписала? Там, конечно, жить нельзя, старый он совсем, но участок-то большой. Построятся.

Мысли у Галины заскакали зайцами. Это что же получается? Сын уедет, а она? Ну и пусть между поселками расстояния всего ничего и автобус ходит. Но, одно дело, он рядом и вечером домой придет, по хозяйству поможет, а другое – своим домом заживет. Ей туда и хода не будет. Только по праздникам.

— Что насупилась? Или не рада? – Лидия сбавила тон и присела рядом с сестрой. — Отпускать надо, Галя. Вырос Максим-то. Как не крути, а пора ему уже свой дом и семью.

— Все ты верно говоришь. Только… Боюсь я. А если не сложится у них? Если что не так пойдет? Опять же, ребенок…

— Слушай, что я тебе скажу. У нас в поселке девчонок много. Так вот ни про одну из них я так хорошо сказать не смогу, как про Настену.

— Это меня и пугает. Слишком уж она положительная.

— На тебя не угодишь! – Лидия рассердилась. – Плохая была бы – ты, что обрадовалась бы? Галя, перестань! Главное, чтобы они жили. И чтобы ты не сделала ошибку, которая тебе сына стоить будет.

— Какую? – Галина испуганно охнула.

— Не примешь ее — сына потеряешь. Я видела, как он на Настену смотрит. Любовь там.

Галина слушала тогда сестру и внутри у нее как будто свернулся колючий комок. Он ворочался, не давая спать по ночам, и постепенно рос, хотя Галина и не могла сказать, откуда он взялся и зачем он сидит там, не давая ей покоя.

Она выпрямилась, потрясла онемевшими руками и снова принялась за тесто. Надо встретить так, чтобы не сказала потом невестка будущая, что ей не рады здесь были. Права Лида, нельзя сыну показать, что не нравится ей вся эта затея. Там видно будет, как и что. А пока надо постараться.

Маленькие, один к одному пирожки укладывались на большое блюдо. Галина вздохнула, вспомнив, как любил такие крошечные, на один укус, ее муж.

— Семечки, не иначе! Сколько не съешь – все мало! Такие вкусные!

Он брал руку жены и целовал ее. Галина смеялась, выдергивая пальцы, и обнимала мужа. Она всхлипнула. Как не хватало ей сейчас Ивана! И совет бы дал и успокоил.

Ночь выдалась бессонная. Она крутилась с боку на бок, пытаясь уснуть, но вскоре оставила это занятие. Скорее бы уж утро…

Настя стояла за спиной Максима, боясь поднять глаза на будущую свекровь. Маленький Славик крутился на руках, разглядывая новое место. Сколько всего интересного вокруг! Вон большой пес сидит на цепи. Не лает и это странно. У бабушки Вали всегда лает. Вон кот пошел куда-то, деловито крутя хвостом. Славик потянулся за ним, глянув на маму.

— Посиди тихонько.

— Отпусти его, пусть побегает. Я Атоса закрою, а больше тут бояться нечего. Ты его будешь видеть. – Галина разглядывала будущую невестку.

Что ж за девица, прости Господи? Без слез не глянешь. Худенькая, бледная. Так и не скажешь, что крепкий бутуз на руках – ее сын. Что-то ворохнулось в груди у Галины, потеснив колючий комок. Мальчишка, которого Настя спустила с рук, протопал по дорожке и остановился у ног Галины, глядя на нее снизу вверх.

— А кот куда пошел?

— Какой кот? – Галина насторожилась. – У меня кота нет. Где ты его видел?

Славик махнул рукой в сторону от крыльца, и Галина охнула.

— Побежали ловить! А то он опять до цыплят доберется!

Славик припустил вслед за странной женщиной, которую никак не мог понять, как назвать. Кота они поймали у самого загона с цыплятами.

— Вот, паразит! А ну! Брысь отсюда! – Галина сняла с ноги тапок и запустила в кота.

Глядя, как Славик смеется, она сама невольно заулыбалась. Хороший мальчишечка! Шустрый такой. И ласковый. Она цыпленка достала, ему показать, а он и взять боится, только погладил.

— Он маленький!

Галина поманила мальчика за собой и спустя несколько минут Славик уже сидел у нее на коленях и уплетал пирожки. Поймав взгляд Насти, который та бросила на Максима, Галина улыбнулась:

— Хороший мальчик у тебя, Настена! Умненький и поесть любит. Мечта любой бабки.

Подметив, как выдохнула Настя, Галина снова почувствовала, как что-то дернуло внутри. Какая же она… Всего боится. За дитя тревожится. Значит, мать хорошая, правильная. Галина прислушалась к себе и, с удивлением поняла, что комок стал меньше и забился куда-то далеко. Нет, он не ушел совсем. Тревога еще осталась. Но, дышать стало легче.

Максим балагурил, обсуждая свадьбу, а Настя молчала, опустив глаза в тарелку. Дождавшись, пока сын выйдет из комнаты, Галина спросила:

— А ты что ж молчишь? – Галина пригладила волосы Славику и подвинула ближе тарелку с вишней. – Ешь, мой хороший! Сладкая.

— Да что сказать? Я Максиму говорила, что не хочу шумную свадьбу. Расписались бы тихонько и все.

— А он не слушает?

— Нет. Говорит, нехорошо это. Все родственники ждут, когда он женится. Обижать негоже.

— В чем-то он прав. Да только и ты молчать не должна. А почему свадьбу не хочешь?

Настя вскинула серые глаза на Галину. Внимательно посмотрела, раздумывая, а потом сказала:

— Боюсь. Счастье тишину любит. Я раз уже выходила замуж весело. А получилось…

— Зря ты, Настена, так думаешь. Я знаю, что ты мужа потеряла и горе это большое. Только я тебе так скажу. Если он тебя любил, то и рад был бы, что ты не слезы всю жизнь точить по нему будешь, а счастье найдешь. Каждому свое на роду отмеряно. И горя, и радости отвешено загодя. Только мы о том не знаем. И я так думаю, что принимать надо все, что дано. С благодарностью или как иначе, это уж каждый сам решает. Но, от судьбы не уйдешь.

— А я боялась…

— Чего?

— Что вы меня осудите.

— Это за что же?

— За то, что замуж собралась. Да еще за такого парня как Максим. Я же понимаю, что он мог любую выбрать. А повезло мне…

Славик завозился на руках у Галины, и она опустила его на пол.

— А ты кто? – серые, как у матери, глаза пытливо смотрели на Галину, ожидая ответа.

— А я твоя бабушка теперь, Славик. Так и зови меня. Баба Галя.

— Хорошо! – Славик серьезно кивнул.

Свадьбу сыграли все-таки так, как хотел Максим. Родственники, конечно, не отказали себе в удовольствии почесать языки, но глядя на Галину, которая сердито поджимала губы на шутки, быстро успокоились.

Почти год прожили Максим с Настей в доме Галины. Давно забыла она и про сердитый колючий комок, и про свои сомнения. Глядя, как бережно Настя относится к Максиму, Галина поняла, что ей нужно перестать беспокоиться о сыне. Сделать это, конечно, было сложнее, чем понять. И нет-нет, а проскакивало недовольство со стороны Галины, но Настя умела удивительным образом погасить любую вспышку недовольства в свой адрес. Не отвечая обидой, она старалась сгладить острые углы, успокоить свекровь.

— Что ты молчишь все, Настена? Дала бы хоть раз волю слезам. Рассказала бы мужу! Глядишь и угомонилась бы Галина. – Дарья, помахивая веточкой, выгоняла корову за калитку.

— И переругались бы все, да? Мать с сыном рассорится – это как? Хорош совет, что и говорить! – Настя насмешливо смотрела на соседку.

— Гордая ты, Настька! Плохо это. Для жизни нехорошо.

— Хорошо своим умом жить и поменьше доброхотов слушать, — отрезала Настя и уходила в дом.

Дарья фыркала, и новая сплетня уходила гулять по поселку.

Дом, который Максим начал строить сразу после женитьбы, год спустя был готов, и Настя с мужем перебрались туда. Заботы, хозяйство… Время не шло, а летело. Почувствовав, что не ладится что-то в организме, Настя пошла ко врачу.

— Как беременна? – Настя удивленно смотрела на врача.

— А что вас так удивляет? Или ребенок нежеланный?

— Да что вы такое говорите! Конечно, желанный! Да только… Это ведь плохо? Ну, то, что вот так все? С первым сыном у меня все совсем иначе было.

— Да, проблемы есть и придется вам полежать на сохранении. Но, мы все сделаем для того, чтобы и вы, и ваш малыш были здоровы.

Галина приехала в тот же день, чтобы помочь со Славиком. Настя, открыла ей дверь и отшатнулась.

— Что ты? – Галина удивленно посмотрела на невестку.

— Да так, ничего. – Настя смотрела как меняется лицо Галины, которая выкладывала из сумки гостинцы привезенные Славику.

— Спасибо, баба Галя! – Славик увлеченно катал новую машинку.

— Пожалуйста, мой хороший! Настена, а что ты так шарахнулась, когда я заходила?

— Да лицо у вас такое сердитое было, я думала, что на меня злитесь.

Галина удивленно вскинула глаза. Ну, Дашка! Вот что, за человек такой поганый? Ведь, именно она, а никто другой, испортил Галине настроение с утра так, что и по дороге к сыну сердце ныло, не находя покоя.

— Что, мало того, что довеском, так еще и хворую взял? Кого ж она родит, Галя? Может, пока не поздно…

— И что ты за человек, Дарья? Как тебя мамка так не уберегла в детстве? Где не долюбила, что столько злости в тебе к людям? Что плохого тебе Настя сделала, что ты ее так ненавидишь?

— Нужна она мне! – Дарья отшатнулась, глядя на потемневшее лицо Галины. – Все-все, иди, пошутила я! Пусть все хорошо будет!

Галина сердито отвернулась от соседки и пошла к остановке. И ведь старалась всю дорогу успокоиться, а не получилось. Настя сразу заметила, что не так.

— Ты не обращай внимания, Настена! Это я так. В автобусе там две поцапались, а я расстроилась. Что людям мирно не живется?

Настя покачала головой и улыбнулась. Свекровь ее врать никогда не умела. Но, раз ее успокаивает, значит, не на нее сердится.

— Ты давай-ка, собирайся. Помочь тебе?

— Да я уж все собрала. Так не хочется в больницу.

Галина сдвинула брови:

— Надо, Настена! Если от этого здоровье ребенка зависит, так и думать тут нечего. Если за Славика переживаешь, так не о чем. Я с него глаз не спущу. Все хорошо будет!

Максим отвез Настю в больницу и потянулись долгие дни ожидания. Неделя, другая и вот уже врачи одобрительно кивают, глядя на, им одним понятные, показатели.

— Еще немножко и отпустим вас домой. Пока ненадолго и под присмотр. Есть, кому помочь вам?

— Конечно. Свекровь у меня живет сейчас. За сыном присматривает.

— Свекровь? — протянул лечащий врач Насти. – А точно это хорошо?

— Ой, ну и вы туда же! – Настя мягко засмеялась. – У меня свекровь замечательная! Не персонаж из анекдота.

— Это хорошо! Редко, когда такое услышишь.

Настя собиралась домой, а в это время ее замечательная свекровь металась по поселку, лишая свою голову остатков волос.

— Господи! Да как же это? Что я Насте-то скажу?!

Славик пропал утром. Зная, что мальчик всегда слушался и никогда не выходил за калитку без спроса, Галина отпустила его во двор, а сама принялась готовить. Настя приедет, надо чтобы все было свежее. В больницу-то Максим возил, конечно, домашнее каждый день, да только какая там еда? Пока доедет – все еле теплое. Никакого удовольствия. А дома и вкуснее, и лучше.

Стол в кухне, на котором Галина резала овощи, стоял у окна, и она поглядывала на Славика возившегося в песочнице. Тот что-то сосредоточенно строил там из песка. Галина отвлеклась на минуту, снимая с плиты кастрюлю с компотом. Глянув в окно снова, Славика она уже не увидела.

— Куда ты делся? – она прикрутила газ и вытерла руки о передник.

Выйдя на крыльцо, она оглядела двор. Спрятаться там было негде. Славика во дворе не было. Испуганно глянув на калитку, Галина, как была, в тапочках, кинулась через двор. Калитка была распахнута настежь. Улица была пуста. Сколько прошло времени, с тех пор как она видела ребенка? Всего ничего! Так, куда он мог деться?

Она, конечно, не знала, что Славик услышав шум за забором, сразу побежал смотреть, что же там происходит. Маленький черно-белый щенок отчаянно визжал, пытаясь освободиться от петли, которую накинули ему на шею ребята постарше.

— Отпустите его! Ему больно! – Славик дернул за ручку калитки раз, другой и она поддалась.

Громкий смех стал ему ответом. Ребята дразнили его, пиная щенка, а Славик метался между ними, пытаясь отобрать собаку. Он даже не заметил, как они свернули на другую улицу, потом на третью, и, когда под грозным окриком какой-то женщины, мальчишки все-таки бросили веревку и убежали, Славик понял, что не знает, где находится. Один он гулять пока не ходил, да и поселок у них был большой. Мама боялась, что он может попасть под машину и строго-настрого запретила ему выходить за калитку.

— Что за дети растут! Как так можно?! Издеваться над живым! Пороли вас мало!

Женщина погрозила кулаком вслед убегавшим мальчишкам и сердито глянула на Славика, который поднял с земли щенка и прижал его к себе.

— А ты? Тоже его мучить будешь?

— Нет! Он же маленький! Ему больно!

— То-то!

Женщина двинулась дальше по улице, а Славик закрутил головой. Куда идти? Бабушка будет волноваться, а мама еще и поругает! Он постоял немного, уткнувшись в пушистый загривок нового друга. Щенок притих.

— Мама говорила, что если потерялся, то нужно стоять на месте. Тогда тебя быстрее найдут. – Славик, наконец, выдохнул успокаиваясь. Раз он помнит, что нужно делать, значит, и домой вернуться тоже получится.

Оглядевшись по сторонам, он увидел у чьей-то калитки лавочку и, подойдя, уселся на нее. Надо просто подождать. Бабушка его найдет. Или мама.

Славик не знал, что ушел от дома довольно далеко и Галина ищет его по ближним улицам. Ей в голову не могло прийти, что мальчик может уйти так далеко от дома.

Максим, подъехав к дому, увидел распахнутую калитку и быстро глянул на сидящую рядом жену.

— Посиди, я ворота открою. Машину загоню, тогда и выйдешь.

Настя, которую тошнило всю дорогу, лишь устало откинулась на сиденье.

Максим, зайдя во двор, быстро взбежал по ступенькам и заглянул на кухню. Точно! Что-то случилось! Он выключил газ под выкипающим супом и бросился обратно во двор. Загнав машину, он отвел жену в спальню.

— Полежи пока.

— А где Славик?

— Наверное, в магазин пошли с мамой. Я схожу, потороплю. Скоро будем.

Галину Максим увидел на соседней улице.

— Сынок! – она кинулась к нему, задыхаясь. – Славик!

— Что, Славик? – Максим похолодел.

— Пропал! Я не знаю, как! Вышел за калитку и исчез!

— Мама, успокойся! И объясни толком! Как давно?

Галина, плача, рассказала сыну, что случилось.

— Ясно! Где ты его искала?

— Да тут, рядом. Далеко же не мог уйти!

— Как знать. Давай-ка ты еще раз по соседним улицам, а я подальше пробегусь. Только домой не заходи. Насте никак волноваться нельзя сейчас!

Славика Максим нашел через час. Мальчик спал на скамейке, обняв черно-белого щенка, который тут же залаял на Максима.

— Хороший охранник из тебя получится. – Максим потрепал щенка за ушами и погладил по голове Славика. – Просыпайся, сын!

— Папа… — Славик потер глаза и улыбнулся. – Я на месте сидел, никуда не ходил, как вы учили.

— Молодец! Поэтому я тебя и нашел. А, это кто? – Максим взял Славика на руки и кивнул на щенка.

— Пап… Он на Атоса похож. Как у бабы Гали.

— Скорее уж на Портоса. Вон какой толстый! Взять хочешь?

— А можно? – Славик во все глаза смотрел на Максима.

— А как же! Дом без собаки – это разве дом? Посмотрим, какой волкодав из него вырастет.

Подхватив щенка, Максим быстро зашагал к дому. Галина стояла в начале улицы, растерянно озираясь и не зная, куда еще бежать. Увидев сына, она без сил опустилась на чью-то лавочку.

— Мам, ну что ты! Все хорошо, нашелся он. Успокойся!

Галина взяла из рук сына Славика и прижала к себе.

— Напугал ты меня, родной!

— Бабушка, я не хотел! Я больше так не буду!

Галина тихо плакала, прижимая к себе ребенка. Кто сказал, что он ей не родной? Пусть катится эта Дашка! Где еще роднее искать?

Настя узнала обо всей этой истории не сразу. Славик молчал, почему-то почувствовав, что маме сейчас не надо волноваться. Они смеялись, отмывая оказавшегося на редкость блохастым, щенка и то и дело обнимались, несмотря на то, что были уже совсем мокрыми.

— Я скучала!

— А я больше!

Сестренка у Славика родилась точно в срок. Маленькую, крикливую девчонку назвали Галинкой, в честь бабушки. Галина расцвела от счастья и ездила в соседний поселок при любом удобном случае. Поначалу боялась, что Настя сердце затаит на нее, не доверит детей больше. Приезжала и бралась за хозяйство, понимая, как тяжело управиться невестке с грудным ребенком на руках. Но, Настя ни единым словом не попрекнула ее за Славика.

— Он так же мог и у меня уйти, мама. Не корите себя. Для него любое живое существо дороже себя. Он и божью коровку на травку относит с дороги, чтобы не затоптали.

— Добрый растет. Это хорошо!

Галина не лезла к невестке с советами, помогая там, где нужны были свободные руки. И видя, с какой благодарностью Настя принимает эту помощь, готова была горы свернуть, чтобы услышать ее тихое:

— Спасибо, мама!

Глядя, как летит ей навстречу Славик, чтобы обнять, как расцветает в улыбке Настя, передавая на руки дочку, Галина понимала, что все верно делает, все правильно.

— Что опять к внучке? – Дарья стояла у калитки, глядя, как Галина запирает свою. – Балуешь ты их!

— К внукам, Дарья. У меня их двое.

— Так ведь только одна твоя!

— Двое, Даша, двое у меня. Оба мои. И внук, и внучка. Хотя, где тебе понять-то? – Галина сунула ключи в сумку. – Хочешь, секрет тебе открою, а то все ты жить учишь?

— Ну, давай, удиви меня.

— Любовь, Дашка, понятие двустороннее. Чтобы тебя любили, надо самой постараться. Вот меня любят и дети мои, и внуки, а тебя?

— А что меня? Уважают!

— Тоже дело. Только, мне сдается, что любовь все-таки лучше. А, Дашка? – Галина подмигнула соседке и охнула, глянув на часы. До автобуса всего ничего, а ее ждут.

***

Lara’s Stories

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:64 | 0,308sec