Главное, чтобы человек был хороший

— Машину?! Господи, зачем ему машина? — думала Наталья Петровна. Она стояла под дверью комнаты и слушала разговор. — На работу бы лучше пошёл. Это же надо! А...

— Машину?! Господи, зачем ему машина? — думала Наталья Петровна. Она стояла под дверью комнаты и слушала разговор. — На работу бы лучше пошёл. Это же надо! А Фая уши развесила опять…

Конечно, она понимала, что подслушивать нехорошо, да, но надо же что-то делать! У Натальи Петровны на душе было очень тревожно. Как вразумить дочь, ведь она никого не слушает?

Дочка Фаина у Натальи Петровны росла умницей. Училась «на отлично». Окончила школу, сама поступила в университет на дизайнера. И Наталья Петровна уже убедилась, что дочь умеет добиваться своего. Потому гордилась ею и была уверена, что её ждёт блестящее будущее.

Так и вышло. Окончив университет, опять же «на отлично», дочь, некоторое время, поработав по найму, не побоялась вдвоем с одногруппницей Дарьей открыть маленькую фирмочку, занимающуюся разработкой дизайна этикеток, логотипов, упаковок и всего прочего. Взяли кредит, всё оформили, нашли помещение. Дело у них пошло хорошо. Высокие цены молодые художницы не заламывали, и их услугами очень охотно пользовались те, у кого не было денег на то, чтобы заказать логотип в более именитых агентствах.

Там, на работе, Фаина и познакомилась со своим первым мужем. Он был клиентом. Пришёл сделать заказ на дизайн фирменной упаковки. Какие-то пакетики, рекламные буклеты, ручки и значки. Девушки успешно справились с поставленной задачей, а мужчина, расплатившись за работу, не спешил уходить. Он пригласил Фаю в ресторан, отметить удачное сотрудничество. Так и завязались у них отношения. Через полгода поженились. Но брак был не долгим.

Фая жила вместе с мамой. Когда молодые поженились, то стали жить все вместе. Квартира была просторная, Наталья Петровна сама предложила поселиться у неё. И в один из дней, придя с работы, застала дочь непривычно рано, всю в слезах. Та рассказала матери банальную историю. Показала фото, которые ей прислали на телефон и адрес, Рассказала, как всё было.

Сидели они вдвоём с Дашей на работе, обсуждали новый заказ и эскизы к нему, как вдруг на телефон Фае пришло сообщение с неизвестного номера. Там было много фото, от которых девушка побледнела. Дарья предложила ей свою помощь и они, закрыв помещение на ключ, поехали по указанному адресу. Там и нашли сладкую парочку. Состоялся грандиозный скандал, в результате которого муж от Фаины ушёл. Точнее она сама его выгнала. А его пассия лишилась части своих прекрасных волос и украсилась парой глубоких царапин и синяком. Администрации кафе даже пришлось разнимать дерущихся женщин с помощью охраны…

А кто прислал те фотографии — неизвестно. Скорее всего, какой-нибудь недруг той девицы, который, похоже, знал, что Фаина — девушка импульсивная, и довольно опасная в гневе, вот и подстроил расправу.

Так дочь Натальи Петровны осталась одна. Мужа своего видеть больше не желала, хотя тот делал несколько попыток к примирению. Но потом они всё же развелись.

Очень долго Фаина не хотела никаких отношений. За эти годы подруга и компаньон Дарья вышла замуж, по большой любви, а Фаина даже слышать ничего не желала о браке. То предательство оставило в её душе глубокий след.

Однако, с некоторых пор, Наталья Петровна стала замечать, что дочь стала, как будто светиться изнутри, часто задумываться, витать в облаках, а также перестала недовольно ворчать, когда речь заходила о мужчинах. «Неужели, влюбилась?» — боясь поверить, гадала мать. Но спрашивать не решалась, справедливо полагая, что со временем всё само выяснится. И вообще, дочь — взрослый человек, умница, предприниматель, сама разберётся. Что её за ручку водить и спрашивать?

Через некоторое время Фаина так и сделала. Разобралась. Сама. Сообщила маме, что хочет познакомить её со своим женихом. Именно так, ни много и ни мало. Наталья Петровна насторожилась: взглянуть бы на него раньше, что за фрукт такой… А то, может, и не выходить за него? Но Фаю разве переубедишь? Если бы, может, хоть заранее познакомила, было бы на это время! А то перед фактом поставила…

Наталья Петровна уже жалела, что не лезла к дочери с вопросами. Может и следовало. Словом, извелась она вся, пока дождалась встречи с будущим зятем. И опасения матери оказались не напрасны. Кирилл не понравился ей совсем. Да, он был красив, даже слишком. Как с картинки сошёл. А в остальном…

За столом вёл себя важно, ничего не ел — отказался почти от всех блюд: «Это я не ем», «Это не употребляю», «А это вообще запретить надо», словом предстал перед будущей тёщей адептом уж очень правильного питания. За обедом стояла напряжённая тишина. Чтобы разрядить обстановку, Наталья Петровна стала спрашивать его о том, кем он работает и что делает. Выяснилось, что никем. Живёт с родителями. А что делать больше всего любит? Любит в спортзал ходить, в салоны красоты, на тусовки.

Парень был ухожен «до безобразия» (такое словосочетание пронеслось в голове у Натальи Петровны). Одет красиво и стильно, фигура — супер, холёные руки, дорогой телефон.

«Нигде не работает… И не собирается… Сам сказал… — думала ошарашенная Наталья Петровна после встречи, — Надо серьёзно поговорить с Фаей, ну что это такое?!» Но в тот день разговор так и не получился. Дочь и Кирилл после того, как «отобедали» отправились на прогулку. Вернулась Фая поздно. Мать решила отложить разговор на утро. А утром Фая заявила, что свадьба уже намечена. Они уже подали заявление.

Никакие доводы матери на Фаю не действовали.

— Да тебя словно опоили! Разуй глаза, дочь! Его содержат родители! Стыд какой, ему тридцать лет, а он не работал ни дня. Зато тратить любит! Смотри, наплачешься с ним. Зачем он тебе нужен?!

— Люблю я его, мама, понимаешь, люблю! — плакала Фая, — Что ты в мою жизнь лезешь? Сама разберусь. Деньги, деньги… У всех одни деньги на уме! Главное, чтобы человек хороший был. Разве не ты мне это говорила? А работать… Пойдёт работать. Вот увидишь. А я счастья хочу, понимаешь? Как и все. Простого женского счастья. И с ним я счастлива!

На свадебное путешествие родители Кирилла деньги добавили. Но основные расходы легли на Фаину. Однако та не заморачивалась, отнеслась к этому легко. Она вообще так относилась к деньгам: как пришли — так и ушли.

С тех пор, как они поженились, Фая оплачивала все «хотелки» мужа. Он, ничтоже сумняшеся, просил денег на фитнес, маникюр, новую одежду. Походы в кафе и ресторан оплачивала тоже Фаина. Работать Кирилл по-прежнему не собирался. Просто с шеи родителей, благополучно пересел на шею жены. Фая была влюблена просто «по уши», не замечала ничего. Точнее замечала, но не находила в этом ничего зазорного.

— Отстань, мам! Ну, сейчас я за всё плачу, а когда в декрет пойду — тогда Кирилл будет добытчиком. Сейчас равноправие, что ты заладила, ей Богу!

«Декрет?! — хваталась за голову Наталья Петровна, — Боже упаси! Тогда точно только зубы на полку останется положить. Какой из него добытчик? Павлин!»

Но Фая действительно была счастлива. Просто летала. А на работе у неё дела шли, как нельзя лучше. То ли любовь придавала ей вдохновения, — ведь работа была творческая, то ли так совпало, но деньги в фирму Фаины и Дарьи текли рекой.

Однако аппетиты Кирилла были настолько высоки, что и этих денег, по всей видимости, не хватало. И однажды дочь случайно обмолвилась, что вытрясла все свои «кубышки». Потом засмеялась, переведя всё в шутку, и сменила тему.

А однажды, Наталья Петровна случайно услышала за дверью дочери и зятя разговор, который шёл на повышенных тонах. Кирилл слёзно просил дочь взять кредит на машину, да не простую. Очень ему хотелось какую-то дорогую марку. Наталья Петровна не разбиралась в них, но когда услышала сумму кредита — обомлела… Так хотелось ворваться в комнату и заехать этому наглецу по морде. Это же надо?! И так ободрал дочь, как липку, а теперь в долги толкает! И просит-то как, Господи, нюни развёл! Мужик называется! Тьфу!

Наталья Петровна очень надеялась, что дочь всё-таки проявит благоразумие и не «поведётся» на уговоры. Фая обещала Кириллу подумать. Было видно, что они поругались. Зять обиделся. Два дня супруги почти не разговаривали. Наталья Петровна не лезла, но в глубине души радовалась: «поделом, тебе, альфонс несчастный!» и предвкушала, как дочь откажет ему.

Но нет. Фая всё-таки решила взять авто. Немного подешевле, но кредит всё равно оформила.

А потом, как будто что-то сломалось. Как сглазил кто-то. На фирме Фаи и Дарьи дела стали идти всё хуже и хуже. Вот уже в долги пришлось влезать и там. Однако безуспешно. Заказов было категорически мало, кроме того, случился скандал с одним клиентом. Дело дошло до суда, который постановил возместить клиенту убытки в размере… Словом, чтобы их возместить, даже пришлось кое-что продать, а помещение снять поменьше. Еще через три месяца дочь и Дарья решили фирму закрыть. Дохода не было. Только убытки.

Всё это время Кирилл нисколько не помогал жене. Напротив, он продолжал вести ту жизнь, к которой привык. Фаина выбивалась из сил, пытаясь спасти бизнес, а он по-прежнему пропадал в клубах и фитнес центрах.

Какое-то время даже жили на деньги Натальи Петровны. Потом Фаина нашла работу в рекламном агентстве. А Кирилл пропал. Просто не явился ночевать. На телефонные звонки не отвечал, на связь не выходил. Фаина, которая только что начала приходить в себя после всех перипетий, снова занервничала. А днём, не знавшей, куда кидаться от волнения Фаине, позвонила мать Кирилла и сказала, что сын теперь будет жить у них. И с ним всё хорошо.

— Слушай! Он ушёл… — ошарашенно проговорила Фая матери, машинально протягивая ей свой телефон, — Представляешь, он ушёл обратно домой, когда я перестала оплачивать его капризы. Ему совершенно наплевать на меня. Он просто вытер об меня ноги и ушёл. Он даже не подумал мне сообщить, что уходит! Мать сказала, что позвонила сама, по своей инициативе, узнав, о том, что он мне ничего не сказал… Как так можно, а? мам?

Последние слова Фая произнесла тихо-тихо и беззвучно заплакала. Наталья Петровна ничего не сказала, а просто обняла плачущую дочь и прижала к себе. Она и так никогда не думала, что его что-то волнует, кроме денег. Это для дочери всё открылось только сейчас… И к сожалению ничего вернуть было нельзя.

Утром Наталья Петровна обнаружила Фаину без сознания. Она выпила всю упаковку снотворного, которое ей недавно прописал врач, в связи с тем, что она стала плохо спать.

Фаю удалось спасти. Что пережила Наталья Петровна, одному Богу известно. Но, в конце-концов, Фаина стала приходить в себя. Однако она всё твердила, что не надо было её спасать: смысла нет. Любимые бросают. Бизнес развалился. Все усилия зря. Всё — зря.

Но однажды Фаине позвонила Дарья и предложила снова заняться совместным делом. Какой-то их давний клиент, узнав о том, что фирма закрылась, очень расстроился. Но у него остался номер телефона Дарьи. Он с ней связался и предложил очень выгодный заказ. Дарья, подумав, согласилась, решив, что можно было его выполнить в частном порядке, а также, она подумала о том, что возможно, Фаина сможет увлечься и забыть о своих проблемах.

Так и вышло. «Узнаю свою девочку» — радовалась Наталья Петровна, глядя на дочь, которая действительно, попав в привычную среду, быстро приходила в себя. Заказ выполнили. Клиент остался доволен.

С Кириллом развелись. Муж Дарьи был хорошим юристом. Он помог обставить развод так, что Кирилл остался ни с чем. «Так ему и надо, поросёнку. С чем пришёл, с тем и ушёл!» — злилась Наталья Петровна. А сам Кирилл, похоже, не скучал ни минуты. У него была уже новая пассия. «Видимо она теперь его содержала в обмен на фальшивую любовь», — грустно думала Фая. Сама она уже ни в какую любовь не верила.

«Человек полагает, а Бог располагает», — в который раз убеждалась Наталья Петровна в мудрости этого высказывания. Простой, скромный парень — работник интернет-компании Ярослав смог растопить лёд в сердце дочери. Они познакомились случайно — на работе у Фаи проводили интернет. Стали встречаться, а потом… Потом Фая заявила матери, что та скоро станет бабушкой. Наталья Петровна схватилась за голову, и кинулась помогать дочери как можно скорее подготовиться к свадьбе. Всё-таки они с Ярославом хотели, чтобы малыш родился в законном браке.

 

И свадьба была. Скромная, хорошая. И малыш через несколько месяцев родился. Тоже хороший. А главное — Ярослав. Он тоже был очень хороший. И по-настоящему любил Фаину.

А Фаина всё, улыбаясь, повторяла матери: мол, помнишь, ты говорила, «Главное, чтобы человек был хороший!» Наталья Петровна смотрела на счастливую дочь, которую обнимал Ярослав, на малыша, который сидел у неё на коленях, и думала, что, действительно, это самое главное!

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.79MB | MySQL:58 | 0,235sec