Горошек на вилке

— Хоть бы костюм надел, что ли… — И то правда… хотя нет, стой, припрусь в костюме при галстуке, сразу подумают, за душой ни гроша, одни понты… —...

— Хоть бы костюм надел, что ли…

— И то правда… хотя нет, стой, припрусь в костюме при галстуке, сразу подумают, за душой ни гроша, одни понты…

— И что предлагаешь? В телогрейке на голое тело?

— Ну, не так, но…

Выбираю легкий джемпер, вот это больше подходит моему образу, по крайней мере, мне так кажется.

— Ты за кого себя выдавать-то будешь?

-Ну… за айтишника какого-нибудь…

— Так хоть бы два-три слова по-айтишному выучил… айти-и-и-шник…

— Да они все равно в этом не понимают ни хрена.

— С чего ты взял, не понимают, может, там одни сплошные айтишники соберутся…

-Слушай, будешь меня пугать, я вообще никуда не пойду!

— Я тебя не пугаю, я хочу, чтобы ты совсем дураком не выглядел!

— Ну, спасибо на добром слове, чего…

— Да ну тебя, ты ж себя знаешь… и я тебя знаю… Так что давай, соберись уже хорошенько, и хоть пару слов выучи… лучше уж не айтишником тогда, а дизайнером, что ли, пару-тройку программ посмотри, этот… адоб… адоб… корел…

— Посмотрю, посмотрю…

Кончаю диалог с самим собой, одеваюсь, приговаривая про себя, что подлецу все к лицу, наскоро запоминаю какой-то не то сканер, не то планер три-дэ, только бы не забыть, хоть на бумажке записывай, честное слово…

Хочу взять машину в аренду, передумываю, не беру, — понимаю, что это ничего не решит. Беру такси, сам не знаю, зачем, хочется хоть немножко пафоса, хоть немножко чего-то красивого, я не знаю, вот так подъеду в роскошном лимузине, в дорогом костюме, все, конечно же, напрокат, и в этот ресторанчишко, а в что-нибудь пороскошнее, посолиднее, где все блестит и сверкает, и лобстеры какие-нибудь, обложенные дольками лимона. Ладно, ладно, надо попроще, нечего пыль в глаза пускать самому себе…

— На работу? – водитель пытается завести разговор, я не хочу разговор, а куда деваться, не знаю.

— А… нет… на встречу…

— А-а, по делам…

— На встречу… выпускников…

— А-а, я вот тоже все думаю собраться как-нибудь надо, посмотреть, кто как устроился… Сашка вон вообще куда-то в Европу, Ленка тоже…

Киваю. Я лучше послушаю водителя, про Сашку, и Ленку, и Европу, чтобы не рассказывать про себя, потому что про себя мне рассказывать нечего, а про других я еще ничего не знаю…

Останавливаемся возле ресторанчишки, про который, кажется, все забыли, даже сам он про себя забыл, что он есть, благодарю, отсчитываю банкноты, сдачи не надо, спасибо, спасибо, спасибо.

По дороге до входа наскоро вспоминаю, адоб, адоб… а дальше хоть убей не помню, адоб, и все тут, ну и… что я вообще делаю, проекты домов, или по технической части что-нибудь, или что… ну не знаю я…

Надеюсь, что пришел пораньше, зря надеюсь, когда я вхожу, они уже все сидят, все, все, сколько их, человек тридцать, я и не думал, что нас так много. В какой-то момент мне даже кажется, что для меня за столом нет места – но только кажется, мне пододвигают кресло, да садись ты, чего как не у себя дома, чего ты на эти нарезки смотришь, положить себе, что ли, не можешь, или мы за тобой тут ухаживать должны… Наконец, прихожу в себя, накладываю себе вперемешку чего-то мясное и рыбное, готовлюсь дать в морду тому, кто начнет вякать, что мясо надо отдельно, рыбу отдельно, а зеленый горошек надо вилкой размять и подцепить, и пошли все на фиг, как нанизывал на вилку, так и буду нанизывать, нечего тут…

— Ну, давай, рассказывай, как сам…

Вздрагиваю, ага, началось-таки, не прошло и пяти минут. С ненавистью смотрю на сидящего напротив:

— А ты как?

— А я первый спросил, правда, парни?

Смотрю на него, какого-то располневшего за двадцать лет, полысевшего, смотрю с презрением, я-то не такой, да как мне быть таким, располнеешь тут, если не знаешь где перехватить до очередного заказа, который будет когда-то никогда…

— А я это… в три-дэ…

— И чего в три-дэ?

— Здания всякие…

— Коттеджи, что ли? Или для игр?

Оживляюсь:

— Для игр… Игры делаю на заказ, в прошлый раз вообще чуть не застрелился, там замок такой был, ну как у Эшера на картинах, все вот такое закрученное – сворачиваю руки в спираль, — а где-то там вообще четвертое измерение… порталы всякие…

— А что за игра-то?

— Да не готова еще игра, еще делают… Это я им локации делал, дальше программисты жилы рвать будут… Ну и вот, я с этим замком…

Делаю паузу, жду, что меня, наконец, перебьют, а я, а я вот, а вот я… Меня никто не перебивает, слушают, черт их дери, слушают, и что там замок, и мне приходится продолжать, ну да, замок, там лестница должна была быть как у Эшера, по которой бесконечно подниматься можно, и еще невозможный фонтан должен быть, и мозаика на полу, где птицы в рыбу превращаются, а когда этот замок должен был в шарах отражаться, я вообще чуть с ума не сошел… Ну а что все про меня-то, вы-то как?

— У меня вот фирма своя, — говорит располневший.

— А чего делает?

— Ой… тут объяснять, рехнуться проще… Правовой консалтинг для менеджмента…

— А по-русски это как будет?

— А никак это не будет по-русски…

— А я в Бразилию перебрался, — говорит тощий и смуглый в углу стола.

— Это как?

— А так просто все оказывается… там если бизнес открыть, там гражданство получаешь…

— И на какие же шиши бизнес открыл?

— Квартиру продал, в Бразилии ресторанчик открыл…

— В Рио?

— Не, в этом… Ну, вы про Ресифи и не слышали…

— Это что такое?

— Город такой…

Посмеиваюсь:

— А не врешь?

Он вызывающе смотрит на меня:

— А ты?

Холодеет спина, на хрена я сказал это, ну на хрена, вот теперь-то меня раскусят, что я…

Стараюсь говорить как можно спокойнее:

— С чего бы мне врать?

— Ну и как твоя игра называется?

— Да говорю, не вышла еще… Имя Дракона…

Смотрят на меня, кажется, верят, надо же, выкрутился, верят, никто не догадается, что я…

…двадцать лет назад…

…темнота улицы…

…свет фар…

…мир летит кувырком…

…меркнет…

 

Они не догадаются, зря, что ли, закрывал джемпером переломанную шею, приматывал линейки, чтобы держалась, не падала, зря, что ли, закрывал волосами проломленную голову, если кто про длинные волосы будет возникать, отвечу, что модно сейчас так, что непонятно-то…

Оживляемся. Рассказываем. Кто про что, про Европу, про Париж, про какие-то персональные выставки, про какие-то технологии искусственного интеллекта, один и вовсе смущенно признается, а я чего, а я ничего, а у меня шиномонтаж, если надо, обращайтесь…

На душе теплеет, понимаю, что в жизни я устроился неплохо, если не сказать больше, сам не ожидал, что у меня будет столько вариантов. Даже если прикинуть, что половина меня и правда привирает – все равно здорово, пусть даже этот, у которого персональные выставки, на самом деле пишет картины так, для души, а работает где-нибудь… да хоть где.

Тридцать два человека… сам не ожидал, что меня будет так много, и такие разные, и слегка пополневшие, и какие-то уж слишком пухлые, и тощие с запавшими глазами, только бы не принимали ничего запрещенного, и спортивные, подтянутые, и только-только начавшие раздаваться в талии, и даже как будто ростом все стали разные, одни лысеющие, другие с густой шевелюрой, вон у того как будто цвет глаз другой…

Едим что-то мясное вперемешку с чем-то рыбным, нанизываем горошек на вилки.

Перевожу дух – обошлось, не заметили, не просекли, что я… Так и подмывает спросить, а кто вы на самом деле все, — не спрашиваю, а то быстро до меня докопаются…

Расходимся. Кто на такси, кто на чем-то своем, но таком, скромном, простеньком, этот, который из Парижа, вообще спешит к метро, и нисколько этого не стесняется, может, у них в Париже так принято…

Присматриваюсь к уходящим, все как есть с высокими воротниками, будто скрывают что-то, приглядываюсь, высматриваю какие-то подпорки на их шеях…

…неужели…

…тот, который спешит к метро, оборачивается, встречаемся взглядами на доли секунды, понимаем друг про друга все, все, — ни говорим ни слова, отворачиваемся, спешим, как будто нам есть куда спешить после того, что случилось двадцать лет назад…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.33MB | MySQL:58 | 0,314sec