Колечко с голубым камушком

Димка приехал в гости к товарищу в небольшой посёлок под Тверью. Дима раньше никогда не жил в деревнях и посёлках, был он городским, поэтому всё ему было интересно:...

Димка приехал в гости к товарищу в небольшой посёлок под Тверью. Дима раньше никогда не жил в деревнях и посёлках, был он городским, поэтому всё ему было интересно: и деревянные дома с уцелевшими русскими печами с заслонками, и большие сады, и жаркие бани, куда он угодил в первый же вечер приезда.

Сергей, Димкин товарищ и местный житель посёлка Высокое, хлестал Димку по разгорячённому телу и подкидывал ковш хлебного кваса на каменку.

— Пробуй нашу баню, навек запомнишь! – смеялся Серёга, а отец останавливал сына:

— Ишь ты раскипятился. Хватит ему. Непривычному человеку и тяжело так париться будет.

Дима вышел из парной раньше всех и сидел на скамеечке у бани, весь обливаясь потом, закутавшись в простыню.

Он услышал, как во дворе хлопнула калитка. Молоденькая тонкая девушка прошла на крылечко, едва бросив взгляд в сад и на баню, где сидел распаренный Димка.

Вышедший из бани Серёга, смахивая с носа капли пота, сказал:

— Сегодня отдыхаем, а завтра вечером в клуб на танцы пойдём, повеселимся. У нас просто. Девчонки красивые есть.

На вопросительный взгляд Димы в сторону крыльца, он ответил:

— Аа, это Наташка к матери за молоком пришла. Они соседи наши, берут молоко.

На танцах было немноголюдно. Десятка три парней и девушек стояли группами возле невысокой сцены маленького зала. Давно некрашенный пол и сквозящие окна, несколько пар стульев по стенам – вот и вся нехитрая обстановка местной дискотеки.

Сергей уловил разочарованный взгляд Димы, и виновато сказал:

— Ремонта сто лет не было. Всё говорят денег на клуб нет. Да тут хоть сколько ни крась, а пол от наших каблуков не уцелеет…

Заиграла музыка и танцоры, встав кругом, начали ритмично двигаться. Свет притушили, лишь пара прожекторов светила сквозь мутные крашеные цветным лаком толстые стёкла.

Среди танцующих в полутьме Димка заметил ту девушку Наташу, которая приходила накануне в их двор. Она, кажется, тоже смотрела на Диму, впрочем, как и другие ребята посёлка – новенькие не часто заезжали к ним на танцы.

Серёга подошёл к Наташе вместе с Димой и познакомил их. В это время зазвучала медленная музыка, и Дима пригласил Наташу на танец.

Девушка застеснялась, она была ещё стройнее и тоньше сегодня в облегающем платье. Дима взял её за руку и вывел в центр зала, а она положила свои узкие ладошки ему на плечи, словно маленькая птица доверилась ему.

Во время танца они молчали, боясь нарушить очарование нежной популярной мелодии. Наташа изредка бросала взгляд на девушек, наблюдавшись за ней. От этого ей становилось не по себе. И после танца она вышла из зала и направилась домой.

Сразу же за ней послышались шаги. Дима догнал её и тут же спросил:

— Ты чего сразу ушла? Обиделась на меня за что-то?

— Да нет, — смутилась Наташа, — ты ничего плохого не сделал. Просто… Просто я видела твой насмешливый взгляд, когда вы пришли на нашу дискотеку… Для тебя наш клуб – задворки, понимаю. А мы тут выросли. Сами зал отмывали и белили потолки с ребятами к новому году. Нет у нас лучшего… пока.

— Да я и не думал насмехаться, что ты. Просто никогда не был в деревне на танцах. Если бы не Серёга, то и не пошёл бы.

— Вот именно. Если бы не Серёга, то тебе бы наши парни давно наваляли.

— За что?

— А ни за что. За то, что чужой. Но ты на меня не обижайся. Ты тут друг Сергея и тебя все уважают. Только и ты понимать должен…

— Ладно, ладно, понимаю. Хотя ничего не понимаю. Пошли прогуляемся.

Они шли по темной улочке, и Наташа начала рассказывать об истории поселения, о его боевой славе, о любимых учителях и о фольклорном ежегодном празднике.

— Любишь ты свой посёлок. Наверное, никогда отсюда и не уедешь? — спросил Дима.

Наташа задумалась.

— Не знаю даже, если честно. Но учиться надо ехать в город. Это обязательно, а там видно будет.

Они разошлись по домам. Димка лёг спать на веранду и долго ещё смотрел на полную луну, ярко освещающую его постель, словно прожектор. Он думал о посёлке, о ребятах, о Наташе. Ставил себя на их место и удивлялся, как можно всю жизнь прожить в такой глуши, не выезжая отсюда годами.

Неделя пролетела незаметно. Все эти дни Дима и Наташа ходили гулять вечерами. Лето только начиналось, ещё пели в зарослях ив соловьи, тянуло ароматом цветущих полей…

— Что, такого нет у вас в городе? – спрашивала Наташа, видя, как Дима наслаждается свежим воздухом. – Ты приезжай к осени ближе, когда грибы пойдут. Вот где удовольствие будет. Я тебе самые грибные места покажу.

— А разве их выдавать можно? – серьёзно спросил Димка.

— Тебе можно. Ты – чужой. Приехал – и уедешь. С собой все грибы не заберёшь. И нам достанется.

Димка почему-то немного обиделся на слова Наташи. Нравилась ему эта очаровательная в своей искренности и простоте девушка. Не рисовалась, не жеманничала, даже не пыталась понравиться. Она и косметикой почти не пользовалась. Чистое, свежее как у младенца лицо, каждый раз алело румянцем, если Наташа стеснялась чего-либо.

Дима в эти моменты не мог отвести от неё глаз.

— Так почему ты думаешь, что я так уж и чужой? – как-то спросил он. – А вдруг я вот возьму и приеду сюда жить и работать. Тогда что?

— Да не приедешь ты. Вряд ли, — отмахнулась Наташа. Она перевела разговор на другую тему.

Десять дней уже гостил Димка, пора было ехать домой. Родители звали с собой в отпуск на юг. И Дима вначале обещал ехать с ними. Но чем больше он встречался с Наташей, тем меньше хотел уезжать от девушки. Да, он сам боялся себе признаться, что влюбился.

Но, чтобы проверить себя, всё же собрался уезжать. Он попрощался с Наташей, с удовлетворением видя огорчение на её личике, и грусть в глазах.

Серёга настаивал на скорейшем возвращении Димы, и уговаривал вообще не ездить домой, а лишь отзвониться родителям, окончательно приняв решение остаться на всё лето. Каникулы студентов были в самом разгаре.

Димка хорошо помогал Сергею по хозяйству, они вместе поправили старый сарай, окучивали картошку и начали покос, благо трава уже вымахала высокая.

Дима уехал в город. В пустой квартире он не находил себе места. Родители отдыхали в Сочи, а Дима, с трудом просидев пять дней дома, рванул снова в посёлок, набрав целый рюкзак продуктов.

На привокзальной площади своего города, в ожидании автобуса, он зашёл в магазин бижутерии. Там было в продаже и серебро. На вскидку Димка купил колечко для Наташи. Тоненькое, блестящее с голубым камушком.

Посёлок теперь показался Диме почти родным. Он шёл по улице к знакомому дому, и все встречные прохожие с ним здоровались. Даже кого и не знал Димка вовсе. Это его радовало. Но больше всего захватывало его воображение предстоящая встреча с Наташей.

Коробочка с кольцом лежала в его нагрудном кармане рубахи. Димка шёл к дому товарища и улыбался своим мыслям. Но подойдя ко двору Серёжи, он бросил рюкзак на скамейку у ворот и сразу же пошёл в соседний двор к Наташе.

Димка толкнул калитку и подошёл к крылечку. Тут они расставались вечерами. Головной платочек Наташи лежал на крылечке.

«Наверное, дома» — подумал Дима и стукнул в окно кухни, выходившее во двор. Тут же в окошке показалась голова Наташи. Девушка вскрикнула от удивления и радости, и выбежала на крыльцо как есть, в ситцевом рабочем халате. Она спустилась со ступенек и остановилась в нерешительности.

Но Дима схватил её в охапку, и закружил. Наташка, всхлипывая, обняла его шею тонкими руками и только и смогла сказать:

— Приехал…

— А ты хотела так быстро от меня отделаться, да?

Он впервые поцеловал её прямо в губы, и тут же заметил, что в кухонное окно теперь на них смотрит мать Наташи, качая головой.

— Здрассьте… — промямлил Димка и тут же засмеялся.

— После встретимся, — застеснялась Наташа. — Я даже не нарядная. Вот работаю в огороде с утра. Зашла домой попить.

— Ладно. Только вот на, возьми, а то потеряю ещё, — Дима достал из кармана коробочку с кольцом.

Наташа, поправляя растрёпанные волосы, с умилением глядя на коробочку, как на волшебство, раскрыла её. Девушка достала колечко и примерила на палец.

— Надо же! В самый раз… Димка. Как ты угадал? – Она поцеловала его в щёку и убежала домой, махнув на прощание. А мать Наташи всё глядела на него уже в щель задёрнутой занавески и вытирала слезу уголком платка.

— Ах, доченька ты моя… Дай Бог вам счастья. Только бы всё хорошо. Без обмана и лжи…

Вечером Наташа и Дима гуляли вместе. Они сидели у реки на мосточках. На пальце Наташи поблёскивал голубой камушек.

— А знаешь, Дим. Это первый подарок, который мне подарил парень. Первый самый. Мне так это удивительно и приятно…

— Вот и хорошо. От других ты получать не будешь. Поняла? Только мои подарки будут.

Наташа вопросительно посмотрела на него. Казалось, что голубой камушек отражался в её таких же голубых глазах.

 

— А я от других и не хочу. Мне больше никого не надо, Дима…

Ребята были вместе всё лето. Димку в посёлке сначала звали квартирантом Серёги, а потом женихом Наташи. И то, и другое было верным.

Осенью Дима и Наташа поженились. Как ни звали родители Димы

молодых в город, те наотрез отказались. Остались они в посёлке, а учиться стали оба заочно. Что поделать – любовь!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.39MB | MySQL:60 | 0,191sec