Контроль

Юле нравились необычные ухаживания ее жениха – он как заботливый папочка: проверит, тепло ли Юля оделась к нему на свидание, плотно ли завязан шарфик на ее шее, а...

Юле нравились необычные ухаживания ее жениха – он как заботливый папочка: проверит, тепло ли Юля оделась к нему на свидание, плотно ли завязан шарфик на ее шее, а если мерзнут руки в перчатках, то он погреет и перчатки, и руки своим дыханием. Юле было тогда 22 года, Егору – 30, и она считала его очень взрослым мужчиной, ей это нравилось. Росла она без отца, мама постоянно болела и заботиться за Юлей было некому, поэтому ей нравился такой контроль за ее здоровьем и поведением.

— Юль, не клади локти на стол, это же неприлично! – делал замечание Егор.

— Ну мы же не в ресторане, а дома вдвоем, вот и ложу! – отвечала Юля.

— Не «ложу», а «кладу», — поправлял Егор. – Ну и что, что вдвоем, учись себя вести, чтобы в дальнейшем мне за тебя не было стыдно!

И все же все эти замечания забавляли Юлю, хоть они иногда были на грани занудства или агрессии. Егор не делал романтического предложения своей невесте, он просто твердо сказал: «Пойдем в ЗАГС и распишемся». Свадьбу не гуляли – мама была ко дню росписи в больнице и ей предстояла сложная операция, да и Егор говорил: «Блажь все это, показуха! Гости лицемерят, жених с невестой красуются перед ними, цирк, да и только».

У Егора была хорошая работа с высокой зарплатой и уже своя однокомнатная квартира. Мама так и не оправилась после операции, умерла, так и не дождавшись внуков. Только после ее похорон Юля узнала, что беременна. Егор взял ситуацию под свой контроль: срывался с работы, ходил вместе с Юлей по кабинетам врачей, и хоть его и просили иногда подождать за дверью, он все равно порывался обратно – ему надо было все знать.

Родилась дочка, Юля ее хотела назвать в честь матери, но муж сказал – как отрезал:

— Никаких родственных имен, дочка будет Мария Егоровна!

— Ой, ну только не Маша! У меня бывшая заклятая подруга Маша, она для меня сейчас врагиня номер один!

Юлино мнение не было учтено, муж сам пошел и записал дочку Машей. Жили в маминой двухкомнатной квартире, однокомнатную сдавали, потому что Егор рационально решил, что в случае развода не нужны будут никакие судебные споры.

— Егор, мы, можно сказать, только жить начали, у нас полугодовалая дочь, о каких разводах может быть речь?

— Я все продумываю наперед! – спокойно ответил Егор.

— Ты меня начинаешь пугать! Не каркай, «ясновидящий»!

Егор всерьез взялся за ремонт маминой квартиры, несмотря на некоторые протесты Юли – ей нужно было сохранить что-то от матери, чтобы в квартире была ее энергетика. Вот только муж с ней не был согласен – всю рухлядь «в топку», все с чистого листа. После Маши родился сын.

— Будет Вениамин Егорович, — сказал Егор. – Слышишь, как красиво звучит.

— Только не Вениамин! – ужаснулась Юля. – Его будут в школе веником обзывать.

Сказанное Егором – сделано, но с этих пор в Юле что-то взбунтовалось! До сих пор она была «маленькой девочкой» при «строгом отце», тихая и послушная, но сколько можно терпеть? Выкинуты все мамины вещи, дети названы дурацкими именами, которые не нравились Юле, каждый шаг ее контролируется даже по телефону. Хватит! Когда дети мирно спали, Юля высказала все, что думала за все годы замужества.

— Что-о-о? – удивился Егор. – Бунт? А теперь забыли, что ты мне тут наговорила и живем дальше!

— Нет уж, — закричала Юля. – Не буду я так жить! Лучше развод!

Егор вскочил, подбежал к жене и замахнулся кулаком, но увидев испуганные глаза Юли, треснул кулаком по стене, рядом с ее головой. Дети хором закричали в своих кроватках. До этого Егор себе этого не позволял. Повышать голос мог, но не замахивался.

С тех пор началось время мытарств – Юля умоляла мужа уйти и оставить ее и детей, Егор ничего и слушать не хотел, и даже не извинился за свое поведение. Он вел себя как монстр, хотя жену и пальцем не трогал, но целыми днями выматывал ей душу. В итоге пришли к одному решению – развестись и разойтись. Нет, он не угрожал ей тем, что заберет детей, наоборот, считал, что воспитанием детей должна заниматься только мать, тем более Юля была хорошей матерью, но контроль, даже на расстоянии, был жестким.

— Чем ты детей на ужин кормишь? – звонил и спрашивал Егор.

— Ну уж не какой-нибудь дрянью, поверь мне, — отвечала Юля.

— Включи видео, покажи, я должен видеть! Так, пюре, гуляш, кисель, а почему так мало витаминов, всего два яблока? Я тебе огромные алименты плачу на детей, могла бы и разнообразить их меню! А в какие развивающие игры ты с ними сегодня играла?

— Егор, не будь занудой! Найди себе лучше серую мышь, какой я раньше была, и морочь ей голову. Хотя тебя мало кто выдержит!

Но Егор все равно звонил ежедневно. Он сам иногда забирал детей, чтобы с ними погулять, но не часто — все время жаловался на занятость. Но когда Юля вышла из декрета и отправилась на работу, начался настоящий ад!

— Юля! С работы в садик за детьми и домой! Я слышал, там какой-то коллега за тобой ухаживает? Ты мне эти дела брось! Не подавай детям плохой пример, это гадко!

 

— А ты что – меня ревнуешь? Ты мне эти дела брось! Я уже не твоя собственность!

— Причем тут ревность? Речь о нравственности! Дети не должны видеть, как развлекается с другим мужчиной их мать!

— Ну так возьми их на выходные, а я развлекусь, в ресторан с мужчиной схожу!

— Я буду занят на выходных! – подумав, сказал Егор. — И вообще, сиди дома с детьми!

Юля вышла замуж, когда сын Митя (так Юля называла Вениамина), пошел в первый класс. Егор воспринял эту новость с истерикой, обозвал Юлю падшей женщиной и угрожал тем, что отберет у нее детей.

— Егор, угомонись уже наконец! – с усмешкой сказала ему Юля. – Ничего ты не сделаешь! И вообще, мы уезжаем жить с детьми во Владивосток, у моего мужа там квартира. Все продаем и уезжаем! Подальше от твоего контроля. Так что будь добр, хоть приди с детьми попрощаться в аэропорт.

Егор пришел. Был он какой-то подавленный и жалкий. Видимо любил еще свою «маленькую девочку» Юлю, но она уже выросла и улетает навсегда. В аэропорту он ей смущенно шепнул, что вроде бы нашел себе будущую жену. Было непонятно – то ли он сочиняет, или это правда, но скорее всего он это сказал, чтобы Юлю зацепило, но ей как-то было все равно. Он все так же иногда звонит детям, но уже не так часто.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.34MB | MySQL:68 | 0,195sec