Королевская осанка

Марта проснулась раньше, чем на телефоне включился будильник. Немного полежала, прислушиваясь к своему телу. Тело блаженно молчало, ничего не болело — это уже счастье. Даже если только на...

Марта проснулась раньше, чем на телефоне включился будильник. Немного полежала, прислушиваясь к своему телу. Тело блаженно молчало, ничего не болело — это уже счастье. Даже если только на сегодняшний день. Женщина потянулась, пусть позвоночник почувствует растяжку. Из- за открытого окна в комнате было холодно. Марта решительно откинула одеяло и накинула шелковый халат.

» Удивительная ткань, подумала она,- в холод огревает, в жару охлаждает».
Женщина прошла в ванную комнату, сегодня будет напряженный день, расписанный по часам. Сейчас быстро принять душ, потом чашка кофе с кокосовыми сливками, визит в студию городского радио. Сегодня Марта Олеговна в прямом эфире расскажет о своем жизненном пути. А потом- аэропорт. И долгая дорога далеко- далеко, навстречу самым смелым мечтам.

Марта, или коротко для самых близких- Мара, родилась в Сибири. Среди суровой природы, морозов и суровых людей. Город, в котором она жила, был старинным. Еще при царе сюда ссылали политических.

А в двадцатом столетии город стал неласковым, чужим и враждебным для многих невинных людей. Сколько драм, горя видели его дома и улицы. Сколько надежд на честную и счастливую жизнь растоптано, погребено в этой земле. Без имени и даты…

Но Мара не знала об этом очень долго, любила город так, что даже после школы не смогла уехать в Москву, хотя мечтала учиться там, хотела стать переводчиком.

Но вместо этого за компанию с будущим мужем поступила в институт нефти и газа и через четыре года стала инженером нефтяником.

Ох, и хватила она лиха в первые годы работы. Как лаборанту , девушке приходилось выезжать на буровую в тайгу при любой погоде. Зимой морозы доходили до сорока градусов, а летом не было спасения от мошки. Спать приходилось в палатке, специальной теплой одежды на всех не хватало.

Десять лет назад Марта с мужем, детьми и мамой переехала в Москву ради учебы детей.

Их мальчики поступили в Губкинский университет. Она смеялась, зачем ехали в столицу, если в их городе тоже есть институт газа и нефти. А Глеб и Борис еще больше удивили родителей, когда после окончания учебы объявили:

— Мы едем работать в Салым, месяц работаем там, месяц отдыхаем тут, наработаем опыт и — в свободный полёт.

В Москве Марта успела поработать администратором в отеле, потом серьезно заболела мама, одну ее оставлять было нельзя. Пришлось стать домохозяйкой и сиделкой. Мужа никогда не было дома, Виктор пропадал на работе, а потом часто до утра еще работал дома. Он был трудоголиком, спал мало, курил много, но на здоровье не жаловался. Когда случился первый инфаркт, отлежался в больнице и продолжал работать в прежнем режиме. Никакие разговоры на него не действовали. При любой попытке жены поговорить о режиме труда и отдыха Виктор Степанович обнимал ее , целовал в лоб и легонько подталкивал к выходу из кабинета. Второй инфаркт муж Марты не пережил. А потом не стало и мамы. Марта Олеговна долго не могла смириться с очередной потерей, с трудом приходила в себя. Рядом никого из близких не оказалось, ее мальчики давно уехали из страны. Раньше Марта любила смотреться в зеркала, которые отражали красивую моложавую женщину с голубыми глазами и копной пепельно- русых волос. А сейчас на нее смотрела дама шестидесяти лет уставшего вида, глаза тусклые, невеселые, седые волосы печально и беспорядочно свисающие на лоб и плечи. Такие же тусклые и невзрачные, как и ее мысли..

. » Вот и осталась одна… и что мне делать? Может поискать работу? Но кому нужна пенсионерка? Надо что- то придумать. Не крестиком же вышивать день и ночь, сидя перед телевизором.»

Еще при жизни мужа они переехали в небольшой городок в Подмосковье. У Марты была подруга, младше лет на восемь. Она всегда чем- то занималась. То училась водить машину, то английскому языку, то аргентинскому танго, то осваивала зумбу. И всегда спешила. Осенью и весной ее было заметно издалека — на шее от стремительной ходьбы развивался шелковый шарф, привезенный из Таиланда. Виолетта была экзальтированной особой, говорила восторженно и поэтично даже о своих болячках, а Марта — сдержанная, прагматичная, никогда сразу ничего не принимала на веру. За это Виолетта прозвала подругу Фомой Мартовной. Время от времени Марта уставала от восторгов подруги, ее раздражала манера все воспринимать на » ура». Но они дружили крепко, не ссорились, и поддержка подруги Марте очень помогала. Однажды Виолетта пришла с газетой в руках, трясла ей перед лицом Марты и взахлеб тараторила:

— Читай! И быстрее собирайся! Это то, что нам нужно!!!Это шанс, это интересно, и не очень дорого.

В газете было объявление о наборе в школу моделей женщин зрелого возраста. В заманчивой форме обещали научить возрастному макияжу, приобрести королевскую осанку, узнать много полезного и интересного.

Обучение в школе стало для Марты Олеговны отдушиной. Через год был выпуск и ее признали лучшей выпускницей школы.

Однажды она узнала о кастинге у молодого, но уже известного в городе, дизайнера шляпок, не долго думая, послала свои фото и была рада, когда жюри выбрало ее в десятку лучших.

Жизнь женщины стремительно понеслась к успеху, головокружительному, неожиданному, и , как казалось ей, нереальному.

Марте Олеговне предложили поучаствовать в фотосессии, ее образы в разных шляпках были обворожительны, элегантны и красивы.

А потом на вечеринке одного известного модельного агенства она участвовала в показе одежды. Когда Марта вышла на подиум и величаво прошла в черном вечернем платье, с сияющими глазами, гости встали и приветствовали ее аплодисментами.

» Жаль, Витя и мама никогда уже не узнают о моем успехе, — с горечью думала Марта,- как бы они были рады за меня…»

С этого дня она стала популярным человеком в городе, ей предлагали сниматься в рекламах, приглашали на показы мод.

Виолетта искренне радовалась за подругу, и однажды сказала:

— А ты не хочешь попробовать себя в международных показах? Давай пошлем фото в европейские агенства. А вдруг выстрелит! А я буду твоей группой поддержки,- предложила подруга.

 

Так и сделали. И удача улыбнулась, Марту пригласили в Италию на показ одежды для женщин бальзаковского возраста. Ну и пусть, что это не самое известное агенство , и имя модельера не у всех на слуху, но могла ли Марта, девочка из Сибири, когда — либо мечтать о таком? После этой поездки невестка Марина отнесла фото свекрови в одно из агенств Мельбурна, и вскоре Марта получила письмо, в котором сообщалось, что она понравилась и ей предлагают работу. Желательно поскорее вылететь в Австралию на собеседование. Но это формальности, ее возьмут в любом случае.

Самолет шел на посадку. Марта Олеговна смотрела в иллюминатор на приближающийся аэропорт с таким красивым названием- Тулламарин. Как аквамарин, подумала Марта. Сверху аэропорт был похож немного на теплоход с множеством палуб, немного на космическую станцию. А вокруг маленькие, как игрушечные , самолеты. В стороне, километрах тридцати , просматривались небоскребы Мельбурна.

Светило жаркое австралийское солнце. Сердце Марты Олеговны прыгало от радости, через какой- то часок она увидится с сыновьями и внуками. А потом займется тем главным, ради чего и прилетела в эту далекую страну.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.38MB | MySQL:66 | 0,216sec