Котенок на Рождество

Заканчивался ноябрь. Тяжелое хмурое небо проливало на землю потоки ледяного дождя, смешанного со снежной пылью. Ветер завывал в трубе на разные голоса, стараясь как можно сильнее напугать обитателей...

Заканчивался ноябрь. Тяжелое хмурое небо проливало на землю потоки ледяного дождя, смешанного со снежной пылью. Ветер завывал в трубе на разные голоса, стараясь как можно сильнее напугать обитателей дома, словно хотел, чтобы они оставались в тепле и не высовывали нос наружу. Солнце почти не показывалось из-за свинцовых низких облаков, раскинувшихся по всему небосводу, и было непонятно, какое сейчас время суток: то ли ранее утро, то ли поздний вечер.

Виолетта, изящная серая кошка, вздохнула, вглядываясь сквозь окно в уличный полумрак, потянулась, спрыгнула с подоконника и, легко ступая мягкими лапками, подошла к лежанке, в которой, прижавшись друг к дружке, спали шестеро маленьких котят. Кошка уселась рядом, обвила лапки пушистым хвостом и принялась рассматривать своих малышей. Пятеро из них были как две капли воды похожи на мать. Такие же серенькие и гладкие. А вот шестой котенок родился снежно-белым, а его шерстка со временем обещала стать очень пушистой. Летти с нежностью смотрела, как смешно вздрагивали котята во сне, словно играли друг с другом в догонялки или охотились на мышек. А ведь они еще и глазки не успели открыть.

Заслышав за спиной шаги хозяйки, Виолетта поднялась, подошла к ней и потерлась о хозяйские ноги, напрашиваясь на ласку. Женщина рассеянно погладила кошку по голове, продолжая говорить с кем-то по телефону.

— Да, пятеро уже забронированы. А вот с шестым что делать, ума не приложу. И в кого он такой уродился? Брак породы, наверное.

Кошка не знала, что такое «брак породы». Она любила всех своих малышей одинаково, даже если цвет их шерстки совершенно отличался от ее собственной.

Время шло. Малыши росли не по дням, а по часам. Они уже вовсю бегали по комнате, играли друг с другом, лазали по кошачьему игровому комплексу и смешно мурзились, когда пытались отнимать друг у друга разные вкусности. И только снежно-белый малыш все еще плохо ходил. Оказалось, что у него серьезные проблемы с задними лапками, которые постоянно разъезжались и из-за которых котенок был похож на лягушонка. Виолетта мурлыкала малышу, что у него все получится, надо только больше стараться. И Снежок очень старался. Он тоже хотел бегать и играть вместе со своими братиками и сестричками.

А вскоре настало время, когда за котятами стали приезжать их будущие хозяева. Снежок смотрел, как уезжали его братишки и сестренки, и тоже мечтал, что когда-нибудь придут и за ним. Он научился забираться на подоконник и вместе с мамой наблюдал сквозь окно за белыми хлопьями, которые падали с неба и застилали землю белым покрывалом.

— Что это? – спрашивал он.

— Это снег, — отвечала кошка, вылизывая белые пушистые ушки.

— А он вкусный? – снова спрашивал котенок.

— Он холодный, — смеялась Виолетта.

— А когда придут за мной? – продолжал расспрашивать Снежок.

— Скоро, малыш, — отвечала кошка-мама. – Надо только немного подождать.

— А может быть я навсегда останусь здесь, с тобой? – котенок с надеждой заглядывал в изумрудно-зеленые глаза.

— Не знаю, малыш, — вздыхала кошка. – Я попробую снова попросить хозяйку. Только знаешь, люди почти никогда не понимают, что мы пытаемся им сказать.

— Почему? Они глупые?

— Нет, — смеялась кошка. – Просто они совсем другие. И говорят на другом языке.

— Но мы же понимаем, что они говорят, — удивлялся Снежок. – Почему же они не понимают?

— Я не знаю, милый, — кошка прикрыла глаза и свернулась в клубочек. Котенок прижался к ней, продолжая разглядывать танец снежинок за окном.

Однажды ранним утром Снежок почувствовал, как хозяйка подняла его с теплой уютной лежанки и положила в картонную коробку.

«Наверное, за мной приехали», — обрадовался малыш. Его куда-то несли, потом везли, потом снова несли. И все это время котенок думал, каким окажется его новый дом: большим или маленьким. Будет ли в нем много места, чтобы бегать, лазать и играть. И каков его новый хозяин.

Внезапно коробка перестала раскачиваться. Малыш замер, ожидая, что сейчас она откроется, и котенок запрыгнет на руки к своему Человеку. Но время шло. Кругом было тихо, только ветер негромко пел, да снежинки пробирались через неплотно закрытую крышку. Снежок начал замерзать, но выглянуть наружу было очень страшно. Почему к нему никто не подходил? Малыш повозился, устраиваясь поудобнее, но лапки мерзли и улечься никак не удавалось.

Внезапно в отдалении послышались голоса. Снежок обрадовался и громко запищал, привлекая к себе внимание. Коробка распахнулась, и над малышом склонились двое – девушка и юноша. Она протянула руки, пытаясь взять котенка из коробки, но парень ей не позволил.

— Не трогай его, вдруг он больной! – вскричал он, оттаскивая девушку и заставляя ее идти за собой.

— С чего ты взял? – запротестовала она. – Смотри, какой он маленький и хорошенький.

— А почему его выбросили на помойку, ты не подумала? – юноша был очень настойчив. – Точно тебе говорю, он больной. Пошли лучше отсюда.

Девушка шла и все время оборачивалась, а Снежок, выбравшись из коробки и громко мяукая, побежал за ними.

— Подождите меня! – кричал он. – Не уходите! Разве не вы мои новые мама и папа?

Малыш бежал и все кричал и кричал, но он был такой маленький, что безнадежно отстал. Снежок сел на холодную землю и заплакал. Сколько он так просидел, он не знал. Снег перестал падать, ветер стих и выглянуло далекое зимнее солнце. Котенок поднялся, отряхнулся от снега и огляделся. Кругом все было сверкающе-белым. Сугробы поднимались как огромные горы, и ничего толком нельзя было разглядеть. Вдалеке чернели силуэтами дома и кроны высоких деревьев. Оттуда доносился странный неумолчный гул множества машин. А здесь не было ничего, кроме мусорных контейнеров, откуда раздавалась такая какофония запахов, что у Снежка закружилась голова. Он вдруг понял, что ужасно проголодался, но что здесь можно было съесть?

— Так, так, так, — внезапно раздался сзади тихий вкрадчивый голос. – И кто это тут у нас такой?

Снежок от неожиданности подпрыгнул, зашипел и, больно ударившись, свалился на мерзлую землю. Открыв глаза, малыш увидел, что рядом с ним сидит огромный полосатый кот и нервно помахивает тощим облезлым хвостом.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался котенок, поднимаясь и отряхиваясь от снега. – Меня зовут Снежок. А вы кто?

— Ишь ты, вежливый какой, — усмехнулся кот. – Ну а я Пират.

Он был настолько худым, что ребра выступали у него на боках. Местами шерсть свалялась колтунами, а местами ее не было совсем, и на коже поблескивали подживающие раны. Кот поднялся, медленно похромал к малышу, и Снежок увидел, что у Пирата только три лапы: задняя правая была неестественно вывернута и безжизненно волочилась за ним. А еще он был очень старый и, вдобавок ко всему, одноглазый, а его единственный глаз внимательно разглядывал чужака. Пират обнюхал малыша, чихнул, а потом запрыгнул на контейнер и принялся рыться в мусоре.

— И что ты такого натворил, что тебя выбросили на помойку? – спросил Пират, найдя рыбью голову и принимаясь с аппетитом ее разгрызать. Снежок повел носом, вдыхая запах рыбы и слушая, как от голода бурчит в животе, и сказал:

— Я ничего не натворил. Я думал, что за мной приехали мои новые мама и папа. А когда коробка открылась, я оказался здесь. Что это за место?

— Это помойка, малыш, — прочавкал Пират.

— А что такое помойка? – заинтересовался котенок.

— Это, брат, такое место, куда людишки выбрасывают всякий хлам.

— Хлам? – недоуменно переспросил Снежок. – Что такое хлам?

Пират доел голову и спрыгнул на землю. Он подошел к котенку, сел рядом и с интересом на него посмотрел.

— Хлам – это то, что людям стало ненужно, и они от него избавляются. Понял?

Снежок немного подумал, а потом спросил задрожавшим голосом:

— Значит… значит я ненужный? Я – хлам? И поэтому меня привезли сюда?

Старый кот сочувственно посмотрел на малыша и произнес:

— Да, Снежок. Ты стал ненужным и тебя выбросили. К сожалению, такое часто случается. Я вот, веришь, тоже когда-то был домашним. У меня был хозяин, я спал на мягком кресле и вкусно ел. А потом хозяин умер, а его сын не стал обо мне заботиться. Так я оказался на помойке. Пришлось научиться тут выживать.

Пират тяжело вздохнул и принялся зализывать рану на боку. Снежок удрученно сидел и молча смотрел на далекие дома. В его глазах поблескивали слезы.

— Что же мне теперь делать? – тихонько прошептал малыш.

— Учиться выживать на улице, — поднимаясь, сказал старый кот. – Я живу в заброшенном подвале недалеко отсюда. Там холодно, но хотя бы ветра нет. Хочешь, пойдем со мной. Тебе ведь все равно некуда пойти.

И Пират тяжело похромал в сторону города. Снежок медленно потащился за ним.

В заброшенном подвале, куда Пират привел малыша, было холодно, но сухо. В дальнем углу, куда не залетал снег, кучей валялись старые шубы, траченные молью. В них Пират сделал себе лежанку. Снежок следом за старым котом забрался в шубу, постарался удобнее устроиться и закрыл глаза. Пират, покопавшись в дальнем углу, принес старую засохшую хлебную корку и положил ее перед котенком.

— Ешь, ты, наверное, голодный, — сказал он, укладываясь рядом с малышом.

Но Снежок отвернулся от хлеба и, тихонько всхлипывая, свернулся в клубочек. Ему было так обидно и горько, что соленые слезы сами катились из глаз и капали на гнилую подстилку.

«Как же так, — думал котенок, — почему я стал ненужным? Разве я плохо себя вел? Неужели моих братиков и сестричек тоже выбросили на помойку? Но ведь я сам видел, как за ними приезжали другие люди. Может быть только за тем, чтобы отвезти их сюда?»

Грустные мысли, голод и холод так измучили Снежка, что он не заметил, как уснул. Старый кот с жалостью смотрел на малыша, понимая, что на улице ничего хорошего его не ждет. Но что он мог сделать? Он вспомнил, как однажды сам оказался выброшенным из своего уютного дома, как долго искал дорогу обратно, сколько испытаний ему пришлось пережить и как, наконец, он нашел для себя этот заброшенный подвал, где было относительно спокойно и безопасно и где он надеялся провести остаток своих дней. Но что же делать с малышом? Как ему помочь? Этого Пират не знал. Он вздохнул, теснее прижался к Снежку и закрыл глаза.

Дни полетели за днями, зима становилась все суровее, снега все больше. Скоро в подвал можно было попасть только по узкому лазу, который выкопали Пират и Снежок. Старый кот учил малыша основам выживания: где и как искать еду, как спасаться от собак и других котов, которые не были настолько дружелюбными, чтобы делиться скудной пищей, как прятаться от ворон и других хищных животных, для которых маленький котенок да и старый облезлый кот могли стать вполне себе сносной едой. А еще Пират учил малыша не доверять людям.

— Но моя мама говорила, что люди – хорошие, — неуверенно спорил Снежок. – Они дают нам кров и еду, заботятся о нас.

— И как, хорошо они о тебе позаботились? – усмехался старый кот.

— Может быть это случайность? – с сомнением и надеждой говорил маленький котенок.

— Нет, малыш, это не случайность, — вздыхал Пират. – Знаешь, хорошие и добрые люди на самом деле есть, но это такая редкость. Гораздо больше тех, кто равнодушен и даже жесток. Поэтому всегда, как только ты видишь, что какой-то человек приближается к тебе, беги без оглядки. Ты понял?

— Да, я понял, — удрученно шептал Снежок. Наверное, его мечта найти своего Человека и стать домашним останется только мечтой. Как понять, что перед тобой хорошие люди? А вдруг он ошибется? Ведь старый Пират знает об этих существах гораздо больше, чем сам Снежок. Он много повидал на своем веку и зря говорить не будет. Но от этого понимания становилось только больнее и горше.

Вдобавок ко всему от постоянного холода ножки Снежка, из-за которых он был так похож на лягушонка, начали сильно болеть, и бывали дни, когда котенок даже не мог подняться с лежанки. Пирата это страшно беспокоило. Он понимал, если с ним вдруг что-нибудь случится, кто позаботится о малыше? Но что он мог сделать? Он был всего лишь старым бездомным больным котом. В такие дни Пират искал для малыша кусочки повкуснее. А когда Снежок худо-бедно наедался, ложился рядом с ним и, мурлыкая сказки, старался как можно лучше его согреть.

Как-то днем, когда Пират и Снежок спали, вздрагивая во сне, за стенами подвала, где только-только улеглась метель, внезапно раздались далекие голоса. Пират поднял голову и, настораживаясь, прислушался. Голоса определенно приближались, и старый кот услышал:

— Да, я видела его где-то здесь. Скорее всего он прячется в подвале. Только как туда попасть? Смотри, тут все занесло снегом.

— Попробуем приманить его? – проговорил другой женский голос.

— Он очень осторожный, — сказала первая. – Несколько раз уже пытались его поймать, но все без толку. А в самом подвале ноги переломаешь.

Голоса постепенно удалялись, и Пират начал потихоньку расслабляться, опуская голову на лежанку. Но тут снова раздался хруст снега: люди возвращались.

— Давай здесь клетку поставим, — предложила первая. – Тут вроде лаз какой-то есть. А с другой стороны вообще все наглухо забито.

— Давай попробуем, — согласилась ее подруга. – Главное, чтобы он не побежал, как в прошлый раз. А то точно не поймаем.

— Если что, используем сачок.

Со стороны улицы доносилась какая-то возня. Пират решил посмотреть, что там происходит. Он тихонько выбрался из кучи шуб и прокрался к лазу, где увидел двух молодых женщин, устанавливающих клетку. Пират усмехнулся про себя. Такие котоловки он видел не впервые и давно научился вытаскивать из них еду, не задевая педаль, из-за которой клетка захлопывалась.

— Не на того напали, — пробурчал он, возвращаясь к Снежку, который сонно хлопал глазами и высматривал старого кота.

— Что там такое? – спросил котенок.

— Тихо, — зашипел Пират. – Там люди, и они хотят нас поймать.

Глаза малыша округлились от страха:

— Зачем? – зашептал он.

— Не знаю, но выяснять не хочу. Давай потихоньку выбираться отсюда.

Снежок бесшумно последовал за старым котом, как вдруг из лаза раздался такой аппетитный аромат, что малыш тут же развернулся и бегом припустил на разливающийся оттуда запах.

– Куда? – закричал старый кот и кинулся вслед за малышом. – Это ловушка, балбес! Ты бежишь прямо в нее!

Но Снежок уже ничего не слышал. Его нос принимал такие восхитительные сигналы, что он забыл обо всем, чему учил его Пират. Во всем свете остались только он и этот волнующий аромат, от которого от голода немедленно свело живот, а рот наполнился слюной. Старый кот, подволакивая ногу, бросился вслед за котенком и настиг его, когда тот заскакивал прямиком в кошколовку. Рядом с клеткой, широко распахнув глаза, стояли две молодые женщины и с изумлением смотрели, как Пират, подхватив котенка за загривок, буквально выбросил его из ловушки, нечаянно наступив на педаль. Как захлопнулась за старым котом клетка и как отчаянно от закричал малышу:

— Беги, балбес! Убегай, пока они и тебя не поймали!

Снежок, обезумев от страха, бросился, не разбирая дороги, прямо в сугроб. Пронесся сквозь него, как пуля, и побежал прочь от истошно кричащего в клетке Пирата, от двух женщин, которые бежали следом, пытаясь поймать котенка сачком, от сводящего с ума запаха еды, летевшего за ним и дразнящего, шептавшего в ушки, чтобы он остановился, потому что бежать все равно бесполезно. Малыш летел, забыв про больные лапки, и только слышал, как бухало в груди маленькое сердечко, словно пойманная в ловушку птичка. Котенок добежал до дороги, где бесконечным потоком неслись машины, едва не попал под колеса громко дребезжащего фургона, скатился под лестницу вонявшего краской здания и там затаился. Он едва переводил дух и мелко-мелко дрожал от усталости и пережитого ужаса. Но больше всего он боялся, что с Пиратом по его вине теперь произойдет что-то ужасное, ведь его поймали в клетку. И невдомек было малышу, что это волонтеры пришли на помощь старому коту. И теперь Пират будет жить в теплом доме, спать на мягкой лежанке и вкусно кушать. Его болезни вылечат, раны заживут, и старый кот остаток своих дней проживет в любви и заботе, но до конца доверять людям он так и не сможет. И все оставшееся время будет вспоминать маленького котенка, которого силой выбросил из клетки, думая, что спасает ему жизнь, на самом деле обрекая на голод и одиночество. Как часто он будет сидеть у окна, высматривая на улице знакомый белоснежный силуэт, грустить и корить себя за преподанные малышу уроки недоверия.

Также малыш никогда не узнает, как долго еще две молодые женщины искали его по улицам города, как ругали себя, что не смогли поймать маленького котенка и думали, что теперь он точно погибнет. Не утешало волонтеров и то, что они и не догадывались, что старый кот приютил у себя малыша и заботился о нем. Но такое часто бывает: спасая кого-то одного, они не могли помочь другому. И это всегда вызывало грусть и сожаления.

Сколько времени просидел Снежок под лестницей, он не знал. Солнце давно скрылось за горизонтом и наступила холодная зимняя ночь. Малыш замерз и проголодался, ножки снова заболели. Нужно было вставать, идти искать еду и укрытие, но котенок, скованный страхом, все сидел и смотрел в темноту.

— Прости меня, Пират, — плакал он в тишине. – Я не хотел, чтобы с тобой случилось что-то плохое. Что же мне теперь делать?

Эхом пришли слова старого кота, которые когда-то он произнес малышу: «Учиться выживать на улице». Котенок с трудом поднялся, отряхнулся от снега и выбрался из укрытия. Теперь ему придется учится выживать самому. Но как же ему было страшно!

Поиски еды и укрытия оказались тяжелыми. Несколько раз Снежку приходилось спасаться бегством от разъяренных собак и кошек, на чьи территории он забредал. Днем на улицах было многолюдно, но проходящие мимо люди либо не обращали внимания на отчаянно кричавшего котенка, либо брезгливо обходили его стороной. Как-то раз он попытался подойти к подросткам, которые стояли на крыльце дома, болтали и весело смеялись. Но когда они увидели комок смерзшейся шерсти, едва взбиравшегося на ступеньки, то с громким гоготом пнули его ногами, отбрасывая Снежка подальше от дома. Малыш заплакал и, хромая, бросился бежать от человеческой злобы. Он помнил уроки старого Пирата, но как же ему хотелось, чтобы все было иначе!

 

Отчаявшись и обессилев, Снежок прокрался сквозь решетку забора и затаился на крыльце дома, откуда тянулся вкусный запах готовившейся еды. Малыш свернулся в клубок, уткнувшись носом в дверную щель, вбирая в себя ароматы, и потихоньку начал засыпать, замерзая. Вдруг дверь распахнулась. Снежок юркнул в образовавшийся проход и побежал по дому в поисках места, где можно спрятаться. Он сам не понимал, как решился войти в человеческое жилище, но ему было так холодно, голодно и плохо, что стало почти все равно, что дальше с ним станет. Он бесшумно прошмыгнул в темную комнату, забрался на кровать и, свернувшись клубочком на подушке, немедленно уснул.

Через пару часов он проснулся и почувствовал запах молока, которое нашел в чашке, стоявшей на прикроватной тумбочке. Малыш, захлебываясь, вылакал почти полную чашку и огляделся. Комната была погружена в полумрак. Только лунный свет, заглядывая в окно, слегка высвечивал из темноты очертания предметов. Снежок сидел на кровати, на которой спала маленькая белокурая девочка. Она неровно дышала во сне, а волосы кудряшками прилипли к потному лбу. Из груди раздавались едва слышные хрипы. Котенок подошел поближе, обнюхивая девочку. Он понял, что малышка была серьезно больна. Она беспокойно вздрагивала во сне и едва слышно стонала. Котенок повозился, устраиваясь поудобнее рядом с ней, и громко замурчал. Девочка обняла котенка, прижалась к нему и затихла.

Через полчаса в комнату заглянули родители девочки. Мать пощупала лоб малышки и сказала:

— Температуры нет.

Она опустилась на край кровати и ласково погладила дочь по голове.

— Врач сказал, что теперь все будет хорошо. Ты же сама слышала, — отозвался отец. Он присел на корточки перед женой и взял ее за руки.

Женщина вздохнула, отгоняя беспокойство, и тепло улыбнулась мужу.

— Я так за нее боюсь, — прошептала она. – Сколько уже испытаний выпало на ее долю.

— Все будет хорошо, — повторил он. – А теперь пусть она поспит. И тебе нужно отдохнуть.

В дверях женщина оглянулась и снова посмотрела на спящую девочку. На ее губах блуждала усталая неуверенная улыбка. Снежка она не заметила.

Утром родителей разбудил истошный дочкин крик, раздавшийся из-за прикрытой двери.

— Мама, папа, спасибо вам большущее! – кричала девочка.

Встревоженные родители вбежали в комнату и увидели радостно улыбавшуюся дочь, которая прижимала к груди урчащего белоснежного котенка. Ее глаза сияли от восторга и лившейся через край радости.

 

— Вы подарили мне котенка на Рождество! – закричала малышка. – Я так об этом просила, и теперь у меня есть свой котенок!

Отец и мать недоуменно переглянулись, словно спрашивая друг друга, кто преподнес дочери этот подарок, а потом отец сказал, хлопая себя по лбу:

— Ну точно же! Помнишь, когда мы вчера врача провожали, мне еще показалось, что что-то промелькнуло под ногами?

— Так вот кто это был! – отозвалась женщина, присаживаясь на кровать и протягивая к котенку руки.

— Его зовут Снежок, — сказала девочка, передавая малыша матери. – Он мне сам об этом сказал.

Светлана подняла брови, недоуменно поглядывая на дочь.

— Что еще он тебе сказал? – улыбаясь, спросила она.

— Что теперь я обязательно поправлюсь, — улыбнулась Ира. – А еще, у него ножки больные, как у меня, но это ничего. Просто такая особенность. Он мне сказал, что не надо этого стыдиться.

Светлана опустила голову, чтобы скрыть слезы, которые вдруг появились. Снежок внимательно смотрел на нее своими удивительными голубыми глазами и казалось, он видел не только ее саму, но и ее душу. Андрей же перевел взгляд на инвалидную коляску, которая стояла в углу комнаты и служила для дочери средством передвижения.

— Ну раз Снежок так сказал, — проговорил он, подхватывая дочку на руки, — значит, так тому и быть. Он закружил девочку по комнате, и Ира счастливо рассмеялась.

— Мама, Снежок очень голодный, — сказала девочка, усаживаясь на коляску. Она взяла котенка на руки, и малыш доверчиво прижался к ней.

Светлана и Андрей вышли на кухню.

— И что ты обо всем этом думаешь? – спросила она мужа. – Оставим мы ей котенка?

— Конечно, — Андрей обнял жену и поцеловал. – Видишь, какая она счастливая. Если мы сейчас отберем малыша, как бы не случился рецидив. В конце концов, сегодня праздник. И Снежок – настоящий котенок на Рождество. Может быть это знак?

— Ты же не веришь в высшие силы, — улыбнулась Светлана.

— Сейчас ради дочери я готов поверить во что угодно.

Так Снежок стал котенком на Рождество и обрел дом и семью. И до самой своей смерти в весьма почтенном возрасте он не расставался со своей любимой хозяйкой Ирой. Ира так и не смогла ходить, ее болезнь оказалась слишком серьезной. Но этот маленький котенок с больными лапами стал для девочки настоящим душевным исцелением. Как бы это странно ни звучало, именно благодаря Снежку Ира смогла снова поверить в себя. И именно котенок подтолкнул девушку выбрать в дальнейшем профессию ветеринарного врача, в которой она стала очень успешной. Она любила свое дело и всегда благодарила Снежка, что в самый трудный период он таким волшебным образом появился в ее жизни. Но ведь он – котенок на Рождество. Разве могло быть иначе?

© Наталья Кадомцева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.47MB | MySQL:65 | 0,198sec