Кукушка

— Не отдам я детей, Коля. — Конечно, не отдадим, о чём речь? — сказал муж. — А с Алькой что делать-то? — А что с ней сделаешь?...

— Не отдам я детей, Коля.

— Конечно, не отдадим, о чём речь? — сказал муж.

— А с Алькой что делать-то?

— А что с ней сделаешь? Свою голову же ей не приставишь? — вздохнул Николай.

…Николай и Катерина жили в деревне. Добротный дом, хозяйство и всё у них было ладно да гладко. Людьми они были добрыми, простыми, работящими. Когда родилась дочь — Алевтиной назвали. Девочка красавица выросла. Родители любили её без памяти. К труду приучали, к работе. Но не очень как-то с этим делом у неё пошло. Всё больше с подружками любила гулять, да с парнями. А когда окончила школу, к слову сказать, так себе, средненько, то отпросилась у родителей в город ехать. В колледж поступать. Не любила она деревню.

Уехала. Поступила. Но училась с большим трудом. Чуть не вылетела с треском оттуда за прогулы. Отец ездил, разговаривал с дочерью, разговаривал с руководством колледжа. Пошли на встречу. Дали шанс.

Кое-как доучилась Аля. Получила профессию. Но в деревню домой возвращаться не спешила. Решила в городе остаться жить. Сняли они с подружкой вдвоём квартиру и завели развесёлую жизнь. С работой у Алевтины тоже не заладилось. За год несколько мест сменила. Легкомысленная девчонка оказалась, ветреная. Ни ответственности, ни серьёзности. Порхала как бабочка с цветка на цветок и ни о чём не думала.

Родителям иногда звонила, но так, между делом. Ни о чём особо не рассказывала, всё торопилась куда-то. Потом позвонила как-то весной и рассказала, что встречается с парнем. Потом с этим парнем стали жить вместе. Вроде как хорошо всё у них было. Катерина и Николай приезжали разок в гости, посидели, пообщались. Парень родителям не очень понравился. «Мутный тип», — сказал Николай. Но Катерина считала, что ничего, нормальный вроде, и может это дочке даже на пользу пойдёт, остепенится, глядишь, семью создаст и будет не хуже других.

Потом дочь пропала. Долго не звонила, никаких вестей не подавала. Обеспокоились Катерина с Николаем, засобирались в город. Приехали и узнали много новостей.

Сожитель Алевтины сбежал. Просто пропал, исчез, когда узнал, что та ждёт ребёнка. Пока Аля сообразила, что к чему, пока ждала и надеялась, что он всё-таки вернётся, время прошло. И застали родители её уже на шестом месяце. Дочь плакала и заявляла, что будет рожать. «Конечно, рожать — грустно кивала мать. — Куда ж теперь деваться?»

Отец вздыхал и молча сжимал кулаки. Руки чесались взять ремень и отшлёпать, как следует, и дочь непутевую, и женишка несостоявшегося. «Хотя, сами виноваты. Раньше надо было шлёпать, наверное… Всё потакали ей, вот и выросла ни на что не годная, да беспутная», — грустно размышлял Николай, осторожно ведя машину по ухабистой сельской дороге. Они ехали с Катериной домой.

Родился внук. Беспокойный, крикливый мальчонка. Ни сна, ни отдыха не давал Альке. Подруга съехала, за квартиру стало нужно платить больше. Родители помогали, чем могли. Приезжали, денег давали, привозили продукты, сидели с внуком, звали дочь к себе, но Аля категорически не хотела отправляться в деревню.

Однако без денег, без работы, одна с маленьким ребенком на руках, она не растеряла желания красиво жить и ничего не делать. Иногда, когда мать звонила, то кроме голоса дочери в трубку телефона слышала и мужской голос. Правда, когда они с отцом приезжали, никого кроме Алевтины и внука там не заставали.

Однажды дочь позвонила и сказала, что, вроде, сын стал поспокойнее, она сама справляется, можно не приезжать пока, не дёргаться. Пожалела родителей, что мотаются к ней каждую неделю, поблагодарила и попросила только денег прислать и всё. А через некоторое время выяснилось, что Алевтина снова беременна. От кого — не знает. Но будет рожать. Срок уже большой.

Мать так и села с телефоном в руках. Когда Николаю рассказала, тот стал рваться к дочери. Хотел приехать и насильно привезти её в деревню, домой.

— Пусть тут живёт. На наших глазах. А то, ишь! Развела там… А теперь не знает от кого даже! Совсем без головы! Ты ей напомнила, что ей жить не на что?! Она не работает, живёт на пособие и наши деньги и ещё шашни крутит! Куда ей второй ребёнок?! Как она его прокормит? Даже алиментов не с кого спросить?!

Катерине было больно смотреть на мужа. За последний год он сильно постарел, да и сама она стала выглядеть не лучшим образом. Нервы и мотания туда-сюда сказались… Ну почему дочь у них выросла такая никчёмная? — горестно думала женщина.
Родился второй внук. Стало тяжелее. Алевтина так и не собиралась браться за ум и наличие детей этому никак не способствовало. В один не прекрасный момент она заявилась к родителям в деревню. Привезла внуков и оставила. Попросила ненадолго присмотреть за ними, она, мол, собирается немного подработать. Деньги же нужны? Нужны! Вот и будут. Клялась и божилась, что теперь станет ответственнее и серьёзнее.

Катерина видела, как ходили желваки на скулах у Николая, который сдерживался, чтобы не накричать на дочь при внуках. Он был очень добрым и мягким человеком, любил детей и при виде малышей его сердце таяло. Они были точной копией Альки, и один и другой. Да и его черты проглядывали и Катерины.

…Стали малыши жить в деревне. Благо стояло лето. Огород помог. Николай держал кур, и малышам доставляло особую радость то и дело проверять, не снесли ли они яичко. И вообще малышам в деревне нравилось. Оно и понятно. Простор, раздолье, звери, птицы. Кошка жила у Николая с Катериной, тоже радость малышам.

Прошёл месяц. За ним другой. Лето подходило к концу. Дочь опять пропала. Сначала звонила пару раз, просила ещё побыть с внуками, так как нашла другую подработку. Николай качал головой, а Катерина верила. Может и правда остепенилась дочь? А с малышами не трудно было управляться, они росли самостоятельные и на удивление не хулиганистые, а послушные. Бабушку с дедушкой обожали. И те тоже таяли: всё ж родные, свои детки, хорошие.

Звонок из социальной службы застал Катерину врасплох. Она удивилась, что детей разыскивают, так как они состоят на учёте. И дочь тоже разыскивают. Катерина дрожащим голосом заявила, что они все живут тут, у них с мужем. И всё хорошо. На что соцработник ничего не ответила, но пригрозила проверкой. Приедем, мол, посмотрим, в каких условиях живут дети.

Прошло ещё несколько месяцев. Так никто и не приехал. И дочь тоже не объявлялась. Малыши скучали по матери, и Катерина уже не знала, что им говорить. Да и не могло это продолжаться вечно. Нужно было что-то делать. Оставив жену с внуками, Николай собрался и поехал на квартиру, где жила дочь.

— Поеду я, мать. Расспрошу хоть соседей. Может, кто видел, куда она усвистела. Или может, появляется там…

— Езжай, конечно. Знамо ли дело, дети без отца и матери растут? При живых родителях сироты, — Катерина заплакала.

Стыд-то какой. Все в деревне уж косо на них смотрели. Все знали, какова Алька-то. А что поделаешь?

Николай, припарковавшись около дома, где жила Алевтина, сначала решил посидеть в машине, осмотреться. Может, соседка выйдет, баба Тоня с первого этажа, вот бы хорошо. Уж она-то знает всё про всех. Или ещё кто…

Вдруг дверь подъезда открылась и изумлённому Николаю предстала картина: дочь, Алька, собственной персоной, жива-здорова, выкатывает коляску с ребёнком. Николай закрыл лицо руками. Ещё один внук. Или внучка…

История повторилась. Снова неожиданная беременность, снова неизвестно от кого. И снова Алька одна. Отец просто сгрёб её в охапку и вместе с малышом усадил в машину. Закрыл на замок. А коляску сложил и в багажник убрал. Сам пошел в квартиру. Покидал самые необходимые вещи в большую сумку и…

— Всё дорогая. Догулялась. Будешь у нас жить. В деревне. Мало ли, нравится тебе там или нет! Дом большой. Места хватит. За детьми сама будешь смотреть. Мать уже вымоталась вся, а она третьего рожает! Это видано!? Позорница!

Полгода жила Алька в деревне тише воды ниже травы. Отец денег ей не давал больше и матери запретил. Так и не знала Алевтина опять, кто отец ребёнка. Много, говорит, их у меня было, не знаю, чей…

 

А через год Алевтина не выдержала, сбежала. Уехала опять в город. Бросила своих детей и родителей. Всех бросила. Взяла сбережения, что у матери на хозяйство лежали за иконкой, и была такова.

А потом позвонила через некоторое время. Сообщила, что у неё всё хорошо и пусть на неё не обижаются. Вышла она-таки замуж. Живёт на мужниной жилплощади. Денег ей никаких не надо, у неё всё есть, вот!

…Над троими малышами родители Алевтины оформили опекунство. Старший внук уже в школу ходит. Совсем большой стал. И дедушке помогает в огороде и со скотиной: корову завели. Николай молоко продаёт, всё лишняя копеечка. И плюс огород выручает. А средний внук всё за книжками сидит, букварь изучает, очень мечтает в школу пойти поскорее.

А младшенькая внученька самая любимая. Бабушкина помощница. Уже пробует пирожки с Катериной лепить. Пальчиками маленькими ловко с тестом управляется. И обнимать любит всех. Такая ласковая получилась! И бабушку, и дедушку, и курочек, и корову Машку. Всех любит.

Так всё у Катерины с Николаем и сладилось, хоть и не правильно, наверное, и осудили их многие, но по-другому они поступить не смогли — уж очень они добрые люди…

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.84MB | MySQL:67 | 0,256sec