Мам, мне нужно с тобой поговорить

Катерина копалась в огороде, когда услышала голос дочери. — Мам! ты где? Она с трудом разогнула спину. Держа руку на пояснице, пошла к воротам. — Здесь я, в...

Катерина копалась в огороде, когда услышала голос дочери.

— Мам! ты где?

Она с трудом разогнула спину. Держа руку на пояснице, пошла к воротам.

— Здесь я, в огороде. Ой, и Санечка приехал! – Она радостно раскрыла объятия бегущему ей навстречу внуку. – А Вадим, работает?

— Да, мам, всё как всегда. Пойдём в дом, я тебе продуктов привезла.

Катерина сделала шаг и ойкнула. Боль пронзила поясницу и отдала в ногу.

— Что, мам? – Дочь беспокойно заглянула в лицо матери.

— Да, как поработаю внаклонку, так спина болит, сил нет. Сейчас разойдусь, не переживай. – Катерина медленно, держась за поручни, поднялась по ступеням крыльца.

В кухне на полу у стола стояли два пакета. Катерина подошла и заглянула в них.

— Ну куда столько привезла? Мне одной не съесть. Или вы останетесь у меня? – Она с надеждой обернулось к дочери.

— Мам! Я нашел свой пистолет! И самосвал. – Саня выбежал из-за печки с пистолетом в руке, делая вид, что стреляет.

— Хорошо, не мешай. – Отмахнулась Маша от сына. — Рада бы, да не отпустят меня. Завтра уедем, — ответила она матери.

— Ой, я тогда с вечера тесто поставлю, пирогов вам напеку утром. Как знала, молока взяла у Валентины, – говорила Катерина и на ходу выгружала продукты из пакетов.

А сама думала, что неспроста дочь приехала. Сердце подсказывало, что-то случилось. Ждала, не задавала вопросов. Доверительных отношений между ними не было с того момента, как Маша стала жить самостоятельно.

-Тепло у тебя, натоплено. – Маша прижалась спиной к тёплой печи.

— Ночи уже холодные, сырые. Боюсь поясницу застудить. Да и спать приятнее в тепле.

Они поужинали, Катерина замешала тесто и поставила блюдо на печку подниматься. Саня, надышавшись чистого воздуха, уснул быстро.

— Мам, мне нужно с тобой поговорить. – Осторожно начала Маша.
Они сидели за столом, над которым висела тусклая лампочка. В углах и за печкой настороженно дрожали притаившиеся тени.

— Догадалась уже. Не томи, говори уж, дочка. Случилось что? – Катерина заметила, что дочь отвела смущённо глаза.

— Нет. Всё хорошо. – Маша с каким-то отчаянием взглянула на мать. — Мы с Вадимом хотим купить квартиру побольше. Он уговаривает второго ребенка родить.

— Вот и хорошо. И правильно. Я уж подумала…. – Катерина осеклась, поняв вдруг, что это не все новости, ради которых приехала дочь.
Сердце тревожно забилось в груди.

— Мы ещё за машину кредит не выплатили. Ипотеку не выгодно брать, проценты большие. Вадим предлагает продать дом. Ты переедешь к нам. У тебя будет своя комната. Горячая вода, не надо печку топить, на колодец за водой с вёдрами ходить. Вон, у тебя и спина болит. Отдохнёшь от своего огорода. Сейчас круглый год всё купить в магазине можно. – Маша теребила край скатерти.

— Да разве сравнишь вкусное, своё с магазинным? Ты же сама говорила…

— Мам. Дом старый. Тут и больницы нет. А если что случится? Соседка твоя как умерла? Упала в огороде, только через день нашли. А отец? — Гнула свою линию Маша.

— Так-то оно так. Только в доме ещё мои родители жили, а ты говоришь продать. Да и зачем я вам мешать буду?

— Мам, ну, правда. Тебе хорошо будет. Я рожу, ты поможешь с внучкой сидеть. И ездить никуда не надо. Мы нашу квартиру продадим, добавим часть денег от продажи дома. У тебя ещё деньги останутся. – Уговаривала дочь.

Катерина поглядела по сторонам. Конечно, дом старый. Руки мужские постоянно нужны. То одно надо сделать, то что-то подремонтировать. Был бы жив Павел…

Катерина вспомнила, как зимой у него заболел живот. Ущемило грыжу. Как утром бегала к соседу, просила съездить на машине в соседнюю деревню за три километра, чтобы позвонить в районную больницу и вызвать скорую помощь. Много времени потеряли. Потом его везли в больницу по тряской дороге. А там хирурга не оказалось. Повезли в город. В общем, опоздали. Муж умер.

Катерина раздумывала. «Да, одной тяжело дом содержать. Спина действительно последнее время покоя не даёт. Давление скачет. От Вадима толку мало. Он работает целыми днями. В деревню не заманишь помочь. Да и не умеет ничего. Всё верно. Только боязно как-то».

— Боязно мне, дочка. Мешать я буду вам, молодым, – вслух сказала она.

— Разве ты старая? Не будешь нам мешать. Вадима дома практически не бывает. Только спать приходит. Санька тебя любит.

— Сейчас любит. А скоро вырастет…

— Мам, мы уже квартиру присмотрели. Большая, с ремонтом. Упустим, не найдём другую такую. А ипотека – кабала лет на двадцать. Сама понимаешь.

— Понимаю. – Кивнула Катерина.

— Мам, я тебя никогда ни о чём не просила. Можешь подумать, до завтра. – Обиженно закончила разговор Маша.

Ранним утром, когда за окнами только начало бледнеть небо, Катерина напекла пирогов с капустой, с яйцом и зелёным луком. А сама всё думала, взвешивала все «за» и «против». «За» получалось больше. «Против» — только то, что сама себе здесь хозяйка. Так задумалась, что чуть пироги не сожгла.

Когда проснулась дочь, хмурая и неразговорчивая, Катерина сообщила, что согласна на продажу дома. Маша сразу повеселела.

— Ты собери только самое необходимое. Посуды у меня много. Лишнего ничего не бери с собой. – Маша порхала по дому как бабочка.

Дом продали быстро, со всем содержимым. Пока дочь с мужем продавали свою квартиру, Катерина жила у сына. Отопление, вода, магазины на каждом углу, больницы – все блага жизни в городе есть. Катерина старалась не думать, не сомневаться. Сделано, продано. Чего уж. Даст Бог, всё будет так, как говорила дочь.

Отключите антенну от телевизора! Это поможет поймать 243 бесплатных канала! Вместо нее вставьте…

Исхудавшая Ирина Пегова поразила: Я весила 86 кг, а сейчас 59! На 1ст. воды беру 2 ст. ложки…

Эта хитрость громит всё спутниковое телевидение в щепки! Ловит каналы бесплатно, вставьте…
Поначалу так и было. Под конец зимы Маша родила девочку. Радости было! Катерина помогала, гуляла с ребёнком, готовила обеды. Деньги, что остались от продажи дома, разделила пополам. Часть отдала сыну. А то нехорошо, дочери помогает, а ему ничего не достаётся.

Внучка росла. Маша вышла на работу. Саня целыми днями сидел перед компьютером или гулял с друзьями. Не привыкла Катерина слоняться без дела. Еле дождётся, когда все вечером соберутся вместе. А дочь недовольно упрекает. То посуду плохо помыла, да не туда поставила, ничего невозможно найти. То телевизор слишком громко работает, т о не в том режиме бельё стирала в машине… Однажды забыла на плите чайник и уснула в своей комнате. Вода выкипела и он сгорел. Маша и не думала сдерживать раздражение, когда вернулась домой.

— Я куплю чайник. Сейчас же пойду и куплю. – Катерина пошла одеваться, а Маша её не остановила.

Когда вернулась из магазина, услышала разговор дочери с мужем.

— Ну что это такое? Так она нам квартиру спалит. Храпит по ночам. Я не высыпаюсь.

Катерина закусила губу. Зять заступался за неё, но дочь распалялась всё больше. Катерина стояла в прихожей и слушала. И жалела, что дом продала. Не зря народная поговорка гласит, что чтобы с детьми быть поближе, надо жить от них подальше. И денег у неё почти совсем не осталось. Истратила все на дочь и квартиру новую. И теперь стала не нужна. Внучка в сад ходят, внук в школе учится. А она как прислуга готовит, моет, стирает.

Захлестнула обида. Дочь растерянно заморгала, когда увидела мать.

— Предупреждала тебя, что старая, память не та, сплю плохо. Когда деньги нужны были, ты ластилась, уговаривала меня продать дом, переехать к вам жить. А теперь жалуешься мужу, что сил у тебя нет, претензии предъявляешь, –говорила Катерина стоя в дверях кухни.

— Я так и знала, что будешь попрекать деньгами. С тобой невозможно разговаривать. Не нравится, иди к сыночку своему, – выкрикнула ей в лицо Маша.

Катерина оделась и вышла из дома. Всю дорогу глотала слёзы и думала, что скажет сыну. Понравилось, как жила у него, пока дочка квартиру продавала. Но и у дочери поначалу было хорошо.

Сын не удивился, когда увидал на пороге мать. Встретил не очень приветливо. Оказывается, Маша недели две назад звонила ему и предлагала, чтобы мама жила по–очереди у них. Катерина ахнула.

— Как переходящий приз, что ли? Я же дом с тем условием продала, что жить у неё буду. Я вам всё лучшее всегда отдавала. Всё до копейки, когда вы поступать учиться в город уехали. А теперь должна на старости лет, словно бездомная скитаться между домами.

— Мам, всё утрясётся. Помиритесь. – Пытался успокоить её сын. – Поживи здесь. Правда, тесно у меня.

Катерина осталась. Квартира двухкомнатная. Сын с невесткой спать её положили на диван в комнате своей дочки Вики. Ворочалась Катерина, вздыхала всю ночь. Горько ей было сознавать, что оказалась по своей глупости в такой ситуации.

«Любила. Всё лучшее им отдавала. Работала не покладая рук. Каждую копеечку экономила, копила. Им же и отдала». Она снова и снова пыталась понять, когда, в какой момент что-то упустила в воспитании детей, сделала не так.

 

«Надо было строжить их больше. Да и не баловала я их. Просто любила. Взрослые, у них свои семьи, своя жизнь. А я какая? Чужая? А если я заболею, слягу, куда меня тогда? В дом престарелых? Так и умру на улице». — Обида клокотала в ней.

Утром у Катерины поднялось давление. Когда все разошлись на работу и учёбу, она написала сыну записку, собралась и поехала на вокзал. «Уж лучше у чужих жить буду, чем у собственных детей, как чужая. К бабе Нине поеду. Она совсем одна. Я и раньше ей помогала. Не откажет. А если откажет?» Но об этом думать не хотелось.

Когда вышла из автобуса, шёл мелкий, колючий дождик. Брела по раскисшей дороге мимо своего бывшего дома. Сердце заныло, когда увидела на окнах свои занавески. Мужчина сидел на крыльце и чистил рыбу. Остановилась, глядя, как в разные стороны отлетают чешуйки. «Прилипнут к обуви, по всему дому разнесёт». Вспомнила, как за это ругала мужа. При воспоминании о нём сердце сжалось от тоски и боли. «Если бы Павел был жив, не пришлось бы стоять вот так, перед домом, ставшим чужим. Если бы…»

— Вы ко мне? – окликнул её мужчина, и Катерина вздрогнула.

— Я раньше жила здесь. Это мой дом, — сказала и тут же пожалела.

Мужчина отложил рыбину, вытер руки о штаны и подошёл к ней.

— Вы промокли. Пойдёмте в дом.
— Нет. Мне ничего не нужно. Я к бабе Нине приехала. – Катерина сделала шаг в сторону.

— Баба Нина умерла полгода назад, — сказал мужчина.

— Как умерла?! – Катерина пошатнулась.
Мужчина поддержал её под руку и повёл к крыльцу.

Катерина с удивлением заметила, что в доме всё осталось на прежних местах. У неё было чувство, что она вернулась домой. И дом ждал её. Расплакалась и всё рассказала этому совершенно чужому человеку, новому хозяину её старого дома.

— Знаете что. Я здесь не живу постоянно. Приезжаю отдохнуть. Я ведь родился в деревне. Через два дня я должен вернуться в город, на работу. Живите здесь. Мне будет приятно приезжать сюда, когда в доме тепло, натоплена печь, и пахнет пирогами. Вы не помешаете, наоборот. – Поспешно добавил он, увидев, что Катерина готова возразить.

– У меня никого нет. Жена с дочкой погибли в аварии. Вам ведь некуда идти. – Он не спрашивал, а утверждал. – Через месяц приеду, посмотрим, что можно сделать.

Катерина согласилась. Решила, что лучше жить в своём старом доме на правах гостьи, чем вернуться к детям и ходить от дома к дому, как неприкаянная.

А дальше – время покажет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.37MB | MySQL:55 | 0,306sec