Не удалось создать вторую семью

Григорий с женой почти одновременно вышли на пенсию, много свободного времени, живи, да радуйся! Обычно в молодости работаем, бежим, спешим, семья, муж, дети, и нет времени на нормальное,...

Григорий с женой почти одновременно вышли на пенсию, много свободного времени, живи, да радуйся!

Обычно в молодости работаем, бежим, спешим, семья, муж, дети, и нет времени на нормальное, полноценное общение с домашними, ну если только в выходные. А на выходной мы планируем переделать все дела, и всё равно не успеваем. Так протекает жизнь, оглянулись, а уже пенсия.

Григорий с Надеждой так и жили, а потом пенсия, и он вдруг начал по-другому ценить свою жену. Постоянно дома, никуда спешить не нужно, у них большой дом в деревне, у детей свои семьи. Как только вышли на пенсию, уехали из города, очень хочется тишины, в грядках копаться, свои огурчики, морковка, зелень.

Раньше на выходные приезжали, всё бегом, бегом, а теперь не спеша, Надежда не нарадуется на свой урожай на грядках. Она любит, чтобы грядки были чистые, без сорняков, борется постоянно с ними, пропалывает, а эта трава растет и растет. Григорий тоже хозяйственный мужчина, любит порядок во всем, за домом смотрит, землю копает, готовит грядки жене. Григорий любит свою Надежду, он верный и надежный муж, всегда во всем помогает, всегда рядом с женой.

Вот и сейчас на пенсии не нарадуется, он построил свободную беседку в огороде, вечерами сидят в ней, и пьют чай на травах. Надежда в этом знает толк, постоянно у неё свежий чай с душистым разнотравьем.

Всё было бы хорошо, накануне исполнилось Надежде шестьдесят два года, но случилось несчастье, умерла она, скоропостижно. Не пришлось Григорию с женой «умереть в один день», как он думал раньше.

Очень тяжело переносил уход жены Григорий, тосковал, всё напоминает о жене. Одному сложно вести хозяйство, прошел год, второй, дети приезжают к нему в гости и видят, что тоскует один отец, предлагали ему в город ехать, но Григорий не хочет:

— Да что ты, сын, когда работал, еле дождался, чтобы уехать жить сюда, мне тесно в городе, воздух не тот, конечно одному скучно, и тяжеловато управляться с грядками, но не могу я без них. Тянет меня в земле ковыряться, ухаживать, выращивать, и вам хорошо, приехали, забрали чистые овощи, всё свое, не в магазине покупать.

Со временем сын с женой заметили, что совсем загрустил Григорий:

— Папа, может тебе найти женщину, будете вместе жить, мы не против. Память о маме мы всегда храним в сердце, да и ты тоже, но мы видим, одиноко тебе, а от одиночества люди страдают и даже болеют. А если женщина будет по душе, женись, мы совсем не против, лишь бы тебе было хорошо.

Григорий задумался:

— Это вы хорошо придумали, но кто в таком возрасте сможет уехать из своего дома, квартиры, это сложно, под старость уже характер не переделаешь, это — трудная задача.

Он задумывался и сам иногда об этом. В деревне здесь нет таких женщин, нужно ведь чтобы еще и к душе была, нравилась. Соседи рядом с Григорием добрые и хорошие, иногда вечерами заходят к нему, и соседка Нина вдруг сказала:

— Слушай, Григорий, у моих детей в городе рядом в квартире живет соседка Татьяна, я её видела раза два, когда приезжала к сыну в гости, такая хорошая, чистоплотная женщина, лет шестидесяти трех. Вот они и предложили этой Татьяне к тебе приехать в деревню, осмотреться, познакомиться, и вроде она не против, давно мечтает пожить в деревне, в тишине. А что, если не понравитесь друг другу — уедет.

Григорий подумал, и согласился:

— Ну будь, что будет, пусть приезжает, я не против.

Уже через неделю сын соседки привез Татьяну к Григорию, познакомились, пообщались, она погостила три дня у него, быстро нашли общий язык. Понравились друг другу, жизнь в деревне ей понравилась, была уже глубокая осень, воздух совсем другой, красивый лес осенний. Татьяна сказала:

— Жить здесь на свежем воздухе — одно удовольствие. Я согласна, перееду сюда. Она привезла с собой немного теплых вещей, впереди зима. У Григория в доме всё есть, мебель хорошая, перед пенсией с женой всю заменили на новую, на полу ковры, а то зимой пол холодный. Жили они и радовались, вдвоем веселей, вечерами прогуливались по морозу до леса и обратно.

Пришла весна, настроение стало веселей, бодрей, все-таки зима длинная в Сибири. Вместе с весной начались работы в огороде, оказалось, что Татьяна совсем не приспособпенная к этим работам. Она не любит грядки, не любит сажать и полоть, никогда не держала лопату и грабли в руках, что делать — городской человек. Григорий копает, сажает в огороде один, а Татьяна гуляет по берегу реки, по опушке леса, дышит воздухом, потом приходит, и рассказывает Григорию:

— Ты знаешь, как хорошо там на берегу, а я вот проголодалась, ты случайно ничего не приготовил? А Григорий только смотрит на неё, и пожимает плечами:

— Татьяна, ты видишь, я работаю, копаю, сажаю, хоть бы ты чем-то помогла, в деревне некогда гулять, работы полно. Если не будешь полоть траву, грядки зарастут, ничего не вырастет. да и поливать нужно.

Он пытался привлечь её хотя бы к поливке из шланга, но Татьяна не хотела. Григорий так один и управлялся с огородом, а от неё только и слышал:

— В деревне хорошо, в огороде всё свое – сорвал и домой занес, и в магазин не надо ходить, красота.

А до Григория никак не доходило, как это она не понимает, что без труда на огороде ничего не вырастет, или вид делает, что не понимает?

Летом увидела, что деревенские в лес ходят, ей тоже захотелось. Григорий пошел с Татьяной в лес, он думал, она будет собирать грибы, ягоды, веник в баню свежий приготовить можно. Он собирает грибы, где ягоды попадутся, а Татьяна только ведерко под ягоды держит, и подставляет Григорию, чтобы он ягоды туда складывал, а сама всё приговаривает:

— Как хорошо в лесу, воздух свежий, лечебный, как хорошо птички поют.

А Григорий не выдержал:

— Да, Татьяна, в деревне одним воздухом лесным сыт не будешь, смотри вон грибы, собирай их.

— Ой, а я не смогу отличить хорошие грибы от поганок, я в них совершенно не разбираюсь.

Так прошло лето, близилась осень, нужно убирать урожай с грядок. Григорий попросил Татьяну помочь лук выдергать:

— Давай вместе убирать лук, ты выдергивай, а я относить буду под крышу, пусть сохнет, потом обрежу, и на зиму уберу в дом.

— Ты что, Григорий, я не смогу, я пойду лучше прогуляюсь по берегу, воздухом подышу.

Постепенно Григория стало раздражать, что не попросит, Татьяна ничего не умеет, и однажды он не выдержал:

— Татьяна, в деревне нужно заниматься делами, а не только воздухом дышать, иначе зимой трудновато жить будет, если на зиму не запастись.

А Татьяна обиделась:

— Тебе не жена нужна, а прислуга здесь в деревне, я не собираюсь прислуживать тебе.

 

Григорий даже растерялся:

— Какая прислуга? Боже упаси, не нужна мне никакая прислуга, а дела нужно делать для себя, ведь нам жить зиму.

Татьяну было не остановить:

— Всё, я уезжаю, больше не хочу здесь оставаться.

Она пошла собирать вещи, а Григорий не стал её задерживать. Так и закончилась деревенская жизнь Татьяны.

Григорий остался один, и решил, что не нужно ему больше никого, он понял, что городской человек не сможет никогда жить в деревне, как и деревенскому жителю сложно приспособиться в городе. Так они и расстались. Татьяна уехала, а Григорий остался один, иногда долгими вечерами вспоминает и думает, как он был счастлив с женой:

— Счастливый мужчина живет до конца жизни с первой женой, и даже, если её уже нет в этой жизни, он всё равно мысленно с ней. Не получилось дожить с женой до конца жизни, остается только принять это и смириться.

Не каждому удается в возрасте создать вторую семью, не у каждого получается, все люди разные, со своими устоявшимися привычками, характерами, и притереться бывает сложно, а иногда и невозможно, вот так получилось и у Григория.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.05MB | MySQL:67 | 0,226sec