Он старался для семьи, а ему указали на дверь

Начало этой истории в статье под названием — Квартира будет наша. После работы Игнату не хотелось идти домой. Он шёл по улице и не мог понять, что же...

Начало этой истории в статье под названием — Квартира будет наша.

После работы Игнату не хотелось идти домой. Он шёл по улице и не мог понять, что же не так. Предчувствие его не обмануло, в кухне сидели жена с тёщей и тот самый Дима, дядя жены. Когда Игнат вошёл, все трое разом повернули голову в его сторону и замолчали. Игнат замешкался, он понимал, что надо как-то объяснить свою поездку.

Ушёл в комнату переодеваться, но так не вышел родственникам.

— Игнат, иди сюда, ты можешь нам объяснить, зачем ты ездил к Дмитрию, — строго сказала тёща. И тут Игнат растерялся. Он всегда находил слова, умел построить контакт, но тут ничего не мог придумать. Дядя смотрел исподлобья, пауза затянулась.

— Ладно, давайте устраиваться, — решила Вера. Все остались ночевать в этой квартире. На поминках жена оказалась рядом с матерью и дядей, а Игнат сидел на краю стола рядом с незнакомыми людьми. Вера ему всё-таки объяснила, как Дмитрий здесь оказался. Дядя после звонка матери на следующий день позвонил сестре. И в ответ услышал — матери больше нет.

Он приехал, и вот теперь все трое не понимали, зачем Игнат ездил к Дмитрию, и осуждали его. Когда все стали вставать из-за стола, Игнат, воспользовавшись некоторой суматохой, выскользнул из кафе. На улице он размял ноги, вздохнул свободно. Как груз с плеч упал. Уже достали эти родственники. И поехал к Ларисе.

— У меня был такой ужасный день, — жаловался он своей подруге, а та ласково и внимательно смотрела. Она ему нравилась, только вот квартирка подкачала. Узкая как пенал комната и кухня пять метров. Панельная многоэтажка. Ничего, всё поправимо, привычно выстраивал цепочку Игнат. Лариса пыталась рисовать какие-то пейзажи и развешивала их по стенам. Игнату картины не нравились, что-то в них было неправильное.

Лариса заметила его взгляд и смотрела обиженно. Она не любила собственную квартиру. Когда она сюда только въехала, эта конура казалась ей верхом счастья. Вот глупая была. От жизни надо хотеть много, тогда многое и получишь, а, если радоваться каждой крохе, крохами так и проживёшь.

Больше всего Лариса мечтала о жилье в элитном доме. Там и соседи, и знакомства, и на неё, может быть, кто-то обратит внимание. Возможности проникнуть в манящий богатый мир у неё не было. Вот только Игнат и попался. Нашли друг друга. Ей давно пора замуж, но замуж она выйдет только за стоящего человека. Он должен быть богат и пусть будет в возрасте, так спокойнее.

Она, Лариса, не никто, как сказала однажды её подруга — мы с тобой, Ларка, никто. Лариса ещё раз вздохнула и повернулась к Игнату. Коротко остриженные волосы торчали в разные стороны. Она была похожа на птичку. На райскую птичку, довольно улыбнулся Игнат.

Лариса ушла на кухню, а Игнат сидел на диване и размышлял. Он вспоминал ту весёлую задорную девушку, в которую когда-то влюбился с первого взгляда. А теперь он не узнавал свою жену. Вера стала жёсткая и проницательная, и он робел перед ней. Робел, раб. Я стал её рабом. Как привязанный теперь, ни развестись, ни съехать, жить-то мне негде, не сюда же переезжать. Он опять обвёл взглядом стены и вздохнул. Надо переждать.

***

В квартире были слышны незнакомые голоса. Опять дядя с тёщей тут, с неприязнью подумал Игнат. Из комнаты бабушки вышел какой-то мужчина, за ним Вера. Сухо поздоровались.

— Дорогая, может, представишь нас, — пытался сдерживаться Игнат.

— Это Никита, ученик моей бабушки.

Игнату не понравилось, как жена смотрела на Никиту, а тот на неё. Казалось, что они уже нашли общий язык. Смотрелись гармоничной парой. Насвистывая, Игнат ушёл на кухню и сам разогрел себе скромный ужин. То дядя, теперь ещё Никита. Жена проводила незнакомца, села рядом с ним, долго смотрела в окно на падающие снежинки.

— Мы с мамой решили, раз бабушка так хотела, мы поделим квартиру на 3 доли – мне, матери и дяде. А потом продадим квартиру, чтобы отдать деньги дяде.
— Вы так решили. А мой голос уже ничего не значит. Я муж и отец. И вообще, я деньги на семью зарабатываю!
— Я подумала, наверное, нам лучше развестись. Глядя на тебя, теперь я всегда буду вспоминать, что бабушки нет из-за тебя, а мне бы этого не хотелось.
— Вера, дорогая, я всё понимаю. Я виноват. Я поступил глупо, но мне просто хотелось, чтобы дядя отказался от своей доли в квартире, я же не знал подробностей. Прости меня, пожалуйста. Если тебе так неприятно смотреть на меня, давай расстанемся на время, сделаем паузу.
Жена махнула рукой. Игнат это понял как согласие.
— Верочка, не надо торопиться. Я сниму квартиру, поживу там какое-то время, а потом мы вместе всё обсудим.
— Папа, ты куда? — из комнаты выбежала Нюша.
— Доченька, у меня срочные дела на работе, уеду на несколько дней, а потом мы с тобой в воскресенье обязательно куда-нибудь сходим. Ведь да? — он внимательно посмотрел на жену.
— Мамочка, я хочу с папой в цирк, в зоопарк и на карусели.
— Конечно, милая.
Игнат приехал к Ларисе. Она накрыла на стол и с удовольствием смотрела на мужчину, который уминал скромный ужин, покачиваясь на хлипкой табуретке. Наполнила бокалы.

 

— За нас!

— За нас, — послушно повторил он. Игнат испытывал какое-то трусливое облегчение и жалость к себе. Чем он виноват, что не так он сделал, он же старался не только для себя, но и для семьи. Жена его не понимает.

Утро выдалось тоскливое и, сам не понимая зачем, Игнат всё выложил Ларисе. Та заворожено слушала.

— Знаешь, милый, квартиру упускать нельзя. Тебе надо время потянуть, может быть, она одумается, сейчас разводиться не надо. Когда они продадут квартиру и поделят деньги на троих, ты возьми кредит, обналичь, и при покупке новой квартиры, где чьи деньги, определить будет невозможно. Твоя половина при разводе будет гарантирована.
Игнат удивлённо посмотрел на Ларису. Кольнуло под рёбрами слева. Что это она такая грамотная и так обо мне заботится. Хотя с другой стороны, жизнь устроена так, что не дать обидеть себя однозначно означает обидеть другого. И куда нацелилась эта Лариса? Он по-новому взглянул на женщину. Она показалась ему какой-то жалкой. Этот просящий взгляд. Она поняла всё по-другому.

— Что-то скрываешь от меня?

— Да нет, я тебе всё рассказал.

Лариса жарила котлеты, теперь это уже откровенно его раздражало. И вдруг дальнейшая жизнь с Ларисой показалась ему неприятной. Он поёжился. Всё не так.

— Извини, мне на работу надо, я и так уже опаздываю.

Лариса недоверчиво посмотрела на него. Закрывая дверь, он соображал, как бы закончить эти отношения мирно и побыстрее. Шёл по улице, анализировал. И вдруг понял, что единственное, что ему действительно хочется — это остаться в той большой квартире с высокими потолками одному. И, он тут запнулся, Нюша, конечно. Любимая доченька. Больше никого. Заколдованная квартира для него оказалась. Вот было бы здорово. И вдруг в голове стало ясно и пусто, в глазах потемнело.

— Мужчина, что с вами? Вам плохо?

Игнат открыл глаза. Над ним склонилась женщина в пушистой шапке. На мехе сверкали снежинки. И глаза незнакомки были такие лучистые и ласковые. Женщина провела рукой по его лицу. Тепло разлилось в груди.

— Нет, мне уже хорошо…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.02MB | MySQL:63 | 0,250sec