Отпуск в деревне. Случайная встреча

Отпуск в деревне мне представлялся иначе. Я сижу в мягком кресле, читаю книжку, сборник стихов Евтушенко, укутываюсь в тёплый плед, а под ногами спит кот. По утрам бужу...

Отпуск в деревне мне представлялся иначе. Я сижу в мягком кресле, читаю книжку, сборник стихов Евтушенко, укутываюсь в тёплый плед, а под ногами спит кот. По утрам бужу себя крепким кофе с деревенским молоком и выбегаю лёгкой трусцой чистить снег перед домом. Всего каких-то две недели и рай в моём сердце.

С первых минут кот Саймон отказывался вписываться в мою идиллию. Он сразу меня невзлюбил. Фыркал и отказывался есть, сердито наблюдал за моими телодвижениями.

А деревенское молоко? Его просто не было. Соседка, милая женщина, держала коз. А козье молоко меня не впечатлило, к слову, совсем. А ближайшая корова жила в полутора километрах от родительского дома. Так что утренний кофе заваривался голым кипятком.

Снега валило столько, что впору было загружать в работу тяжёлую артиллерию. Чего в доме не было, но я придумала, что подарить отцу на день рождения. А пока единственная лопата — мой друг и товарищ по битве со снегопадом.

И это всё ради чего? Ради наглого невоспитанного кота, который не умел себя вести в гостях, портил обои, драл все углы и демонстративно гадил по середине зала, на самом дорогом ковре.

Зная, его скверный характер, я рискнула провести отпуск в родительском доме, обещая родным, что ни один волос не выпадет с их любимого кота. Чем были родители довольны и с чистой совестью уехали на первый свой отдых, а именно небольшое путешествие в тёплые края в честь сорокалетней годовщины совместной жизни в браке. Сколько же сил пришлось вложить нам с братом, чтоб родителей выгнать из дому.

И вот я, 14 дней заперта в глухомани, вместе не с самым приятным собеседником в лице ворчливого кота Саймона. Да-а, брат умеет, уговаривать, и как только я на это согласилась?!

Хотя, минутку, деревня наша — не самая глухомань, всего-то в часе езды от города и это, если ты соблюдал технику безопасности на дороге. В деревне много дач, маленьких домиков размером три на три. В огороде у родителей такого размера стоит баня. И магазин у них есть, школа, и даже небольшое кафе, где часто останавливаются путники, отдохнуть у дороги. В прошлом году построили новый ФАП.

Утро было морозным. Окна украсили снежным узором, и я подняла температуру в газовом котле. На маминых тапках спал кот, и мне пришлось предпринять попытки стащить их из-под него. Но Саймон всего лишь перевалился на другой бок и вытянул лапу, оголив свои коготки. Намёк ясен. Лезть не буду. Он однозначно знал, кто в доме хозяин.

В местном магазине отоварившись на два дня и купив самое важное — корм для кота, я решила зайти в кафе за свежей булочкой.

Несмотря на будний день, в кафе царило безделье. Оно громко тикало часами на противоположной стене у входа, сквозило солнечными лучами среди занавесок на окне, и даже те два человека, сидевшие за столиком, казались случайно забредшими.

Всем безраздельно владела праздность…

– Скорее бы уж 8 марта, – сказала продавщица, когда я расплатилась, кликнув телефоном по терминалу.

— Не знаю, по мне обычный праздник, — ответила я и засобиралась к выходу.

Но в этот самый момент мой пакет порвался, и всё содержимое плюхнулось на пол. И это всё, корм!

— Кошачий, черт его подери, Саймон! — сказала я громче, чем следовало. И с глубокой досадой собрала продукты с пола. Продавщица мило предложила новый пакет, обещая, что он прочнее, чем тот, что порвался. Я кивнула, выложила на кассе три рубля. И под взглядом двух посетителей кафе прошагала к выходу. Со всей силы толкнула дверь и налетела на мужчину.

— Ого, это так здесь плохо кормят или кто-то сильно торопится? — прозвучал баритон над моей головой.

— Э… Проходите… Случайно… Прошу прощения, — промямлила я.

Мужчина пропустил меня вперёд, и я наконец оказалась на улице. Вот это день, прям с утра задался! Я тащила свои продукты и откусывала булочку прямо по дороге домой, как в детстве откусывали по углам буханку свежего ароматного хлеба. Надо прийти в себя и не дать плохому утру окончательно испортить день. Пока я шла в своих раздумьях, рядом остановился кроссовер. Водитель открыл дверцу и предложил:

— Давайте, я вас довезу. Считайте, это моим извинением за случай в кафе.

— Ага, щас! Я сяду в вашу машину, а потом меня разыскивают полиция с волонтёрами…

— Я, конечно, не так трагично себе представлял. Думал, просто довезти вас до дому, без полиции с волонтёрами или народной дружины. Если честно, я — ваш сосед. Вы, наверное, меня не помните, но я знаю вашего брата Максима.

— Хорошо, убедили, — ответила я и села в машину, — Что ещё может быть хуже, чем это утро?! — пробубнила себе под нос

— Как Иван Петрович поживает? Всё ездит на рыбалку?

— Э-э, нет. У него более интересная затея, чем сидеть и тупо лицезреть на поплавок.

— Да неужели, не поверю! — рассмеялся мужчина.

— А откуда вы так хорошо знаете моего отца?

— Ну, я и вашу маму, Елизавету Николаевну знаю.

— Хм.

— Моя мама — ваша соседка.

Тут меня осенило. Я пристально посмотрела на него и вспомнила эти брови, едва заметный шрам на правой щеке и вьющиеся темные волосы. Но он возмужал, плечи стали шире и голос такой бархатный с хрипотцой стал. Да, и я когда-то была влюблена в него, тайно.

— Узнала?

— Хм, — покраснела я.

— Да, ладно. Если бы мы нормально встретились, а не так, налетели друг на друга, то было бы больше шанса, что ты меня узнаешь. Хотя, я тебя сразу узнал, ты не изменилась… — прокашлялся Виктор.

— Не изменилась значит. Ну это мы ещё посмотрим, — размышляла я, но вслух произнесла, — Виктор, какими судьбами?

— Вернулся. Решил, хватит. Да и мама, с каждым годом становится старше.

Тут он завернул к родительскому дому и помог мне донести пакет до крыльца.

— Спасибо! Ну, беги, мама тебя заждалась.

— Заходи вечером, поболтаем.

— Лучше ты, родители уехали в отпуск. Я дома одна.

— Хорошо, приду.

Ну, вот, и чем только я думала, «я дома одна», Боже, ну кто так себя выдаёт! Нет, однозначно, сегодняшний день я запомню надолго.

 

Виктор закрыл за собой ворота. И сам того не замечая, улыбнулся вдруг.

Остаток дня прошёл незаметно. Единственный плюс, я теперь знаю, как кормить кота: смешать горсточку сухого корма с пакетиком Вискаса. Саймон впервые за три дня нормально поел. Был контрольный звонок родителям, и успокоившись, что они счастливы, я взялась за ужин. Меня трясло, и я отгоняла воспоминания о первой любви. Удивительно.

Раньше моя семья жила в городе, отец работал на заводе. Мама — в ателье. С семьёй Виктора познакомились случайно, нас представил общий друг семьи. После были совместные праздники, и я тайно в него влюбилась, высокого парня с ямочками на щеках. Мой старший брат нашёл себе нового друга, а мне оставалось прятаться в тени, так как они считали меня мелкой. Подумаешь, всего-то разница в восемь лет. А когда родители вышли на пенсию, купили домик недалеко от города. Отец Виктора заболел, и тётя Зоя осталась одна. Так она перебралась в деревню по соседству с нашими родителями. Виктор к тому времени был в армии, а потом не вернулся, остался по контракту. И я забыла о нём, не сразу, но молодая душа не может вечно тосковать по парню, который даже не замечал её. И вот наш первый вечер, спустя столько лет.

Виктор постучал в семь вечера. Я пригласила его к столу.

— Проходи. Ужинать будешь?

— Спасибо, но я не голоден.

— Может чай?

— Если ты не против, я принёс нам пиво.

— Неужели? Разве я доросла до ваших забав с братом? — насмешливо изогнула бровь.

Опять, что со мной творится?! Разве так я представляла нашу встречу?

Он разлил пиво по кружкам.

— Если что, безалкогольное.

 

Я хмыкнула в очередной раз.

Пару минут мы сидели молча. Я подбирала тщательнее слова, чтоб больше без глупых фраз.

— Чем ты занимаешься? — спросил Виктор, тем самым вытаскивая меня из раздумий.

— Ты о моей работе? Я — массажист.

— Ух ты, классно, — порадовался Виктор.

— А ты чему радуешься? — удивилась я, и тут же прикусила губу, — так Марина, давай-ка мы притормозим, — подумала и невинно посмотрела на Виктора, — Забей! Я не это имела ввиду, обычная работа, хотя, я слишком люблю свою работу. А ты чем занимаешься?

— После армии решил попробовать себя в грузоперевозках, потом бросил это дело. Сейчас мы с другом ведём небольшой бизнес, строим дома, недавно открыли строительный магазин.

— И как?

— На жизнь хватает, правда мало времени на отдых. Вот вырвался к матери, хочу проект ей показать нового дома.

— Здорово! Тетя Зоя гордится тобой!

Мы снова замолчали.

— А ты, и вправду, не изменилась. Вся та же.

— Вся та же? Это как? Мелкая для тебя? Вы же с моим братом избегали меня, никуда с собой не брали, говорили, что нос не дорос.

Виктор засмеялся.

— И ты всё помнишь?

— Помню, на память не жалуюсь.

— Вижу, всё же изменилась. Царапаться научилась, но ростом осталась прежней, карманной, и улыбка не изменилась, такая же, лучезарная… — тихо произнёс Виктор. И голос его стал ещё бархатнее, словно обволакивал, и я невольно поёжилась.

— Я? Карманная? Да? — выгнула бровь и зашипела на него, что даже Саймон поднял голову в мою сторону.

— Э, Маленького роста… – имел ввиду.

— Подбодрил. Ненавижу! – оборвала я, — и вообще, женщина должна быть статуэткой, а не пожарной каланчой!

Лгала бесстыдно. Но что поделаешь – при моих доспехах нужно уметь обороняться.

Он весело хмыкнул.

— Говорю же, и коготки появились, царапаться умеешь! Я бы не прочь почувствовать на себе твои царапины, — нагло оборвал мои мысли Виктор.

— Максимум, что ты можешь почувствовать! Мой! Кулак!

Я резко выдохнула и показала пальцем на дверь. Он с грохотом отодвинул стул и, схватив меня за руку, притянул к себе.

– Ты что, с ума сошёл? – холодно проговорила я.

— Возможно и сошёл… Я не удивлюсь… Макс, гад, специально скрывал, что его маленькая сестрёнка выросла и стала такой… — он остановился и прикоснулся большим пальцем к моим губам, — но я думаю, сегодня мне пора, пока дров не наломал. А ты Маришка, спи, спокойной ночи, милая! Ещё увидимся!

Виктор отодвинулся и быстрым шагом пошёл прочь, на секунду остановился, бросил взгляд в мою сторону и закрыл за собой двери.

— Какого чёрта! — произнесла и села на стул. Я сделала глубокий вдох и отчаянно пыталась унять дрожь в теле. Сила волнения пугала меня своей неуправляемостью. Аромат духов Виктора витал в комнате и туманил мой разум. Необходимо сконцентрироваться на чем-то другом, но я никак не могла оторвать свой взгляд от только что захлопнувшейся двери.

То, что день не задался с утра и я его запомню надолго, я уже говорила, но то, как он завершился, даже мне и в голову бы не пришло.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.02MB | MySQL:48 | 0,199sec