Призраки. Немного мистический рассказ

Поздний июньский вечер в квартире Синичкиных. Долгожданный покой. Глава семейства Сергей расположился на диване, равнодушно уставившись в телевизор. Жена Ольга в соседней комнате укладывает спать пятилетнего Антошку. Щёлкает...

Поздний июньский вечер в квартире Синичкиных. Долгожданный покой. Глава семейства Сергей расположился на диване, равнодушно уставившись в телевизор. Жена Ольга в соседней комнате укладывает спать пятилетнего Антошку.

Щёлкает пультом с программы на программу. Выбрал монотонный диалог с экстросенсом. Не то, чтобы Сергей интересовался подобными вопросами, а просто нечем себя занять. По удобнее откинулся на спинку дивана, выдохнул. Прикрыл глаза. Разговор идёт о сверхспособностях, которыми обладает гость программы.

— Да! – вызывающе глядя с экрана, отвечает он, — Я вижу умерших и даже могу с ними разговаривать. Я никого не зову. Они сами ко мне приходят.

Сергей задумался над его словами.

Двадцать лет назад.

Двенадцатилетний Серёжка играет с ребятами во дворе. Конец сентября, а погода, как лето. Домой не загонишь. Из окна четвёртого этажа выглянула мама и позвала:

— Серёжа! Серёжа иди домой! Быстро!

Мальчик нехотя прерывает игру и бежит в подъезд.

На третьем этаже, как раз под их квартирой живёт Таисия Матвеевна. Все зовут её – «баба Тася». Конечно, когда-то здесь размещалась большая семья, но с годами кто уехал, кто умер. Одинокая, старая женщина осталась совсем одна. Она очень плохо ходит, болят ноги. Последний год на улице почти не бывает. Продукты ей приносят соседи. Всё, что ей удаётся – это выйти на лестничную площадку. Старушка обычно сидит на стареньком табурете и задумчиво смотрит в окно, где спешат прохожие и с криками носятся мальчишки.

Вот и теперь, Серёжа бежит в квартиру мимо неё.

— Вот держи! – подаёт ему мать деньги и сумку, — Купи хлеба, молока и докторской колбасы грамм триста.

Мальчик суёт деньги в карман штанов.

— Да! – спохватывается мать, — Спроси у бабы Таси, может ей что купить. Не забудь!

Серёжа спускается и останавливается возле старушки. Она оборачивается и ласково улыбается.

— Баба Тася, я в магазин. Вам купить что-нибудь? – спрашивает мальчик, сморщив нос и почёсывая затылок.

— Спасибо, Серёжа… – сказала и задумалась. Мальчик сделал шаг, чтобы уйти, но услышал, — Возьми мне конфет к чаю «Взлётные» называются, — подумала и добавила, — И булочку «посыпушку» с повидлом.

Серёже часто покупал продукты для неё и поэтому знает все её пристрастия.

— Ладно! – машет он рукой и спускается по лестнице.

Утром, уходя в школу, он обычно торопливо с ней здоровался. Удивительно, но она уже на своём посту – у окна. Вечером, наигравшись и волоча ноги, снова её видит.

— До свидания, баб Тася! – машет ей рукой.

— До завтра, Серёжа! – тихо отвечает старушка.

Он уже и не представляет подъезд без бабы Таси.

Спустя месяц, ночью у мальчика случился приступ аппендицита. Машина скорой помощи увезла его в больницу. Пробыл он там две недели. Унылые, дождливые недели со скучным видом из окна палаты.

Зато, когда родители приехали за ним, чтобы забрать из больницы, стоял холодный, но очень солнечный день. Яркий, как настроение Серёжи.

Он сразу отпросился играть во двор.

— Сынок, никаких прыжков и падений! – строго замечает мама, — Просто посиди с ребятами на лавочке. Понимаю, соскучился. Хорошо?

Серёжа кивнул головой и выскочил из квартиры. На своём обычном посту сидит баба Тася.

— Здравствуйте, баба Тася! – весело здоровается он, — А меня выписали!

Старушка сидит в пол оборота. Слегка поворачивает голову к мальчику, улыбнувшись, кивает. Мальчик бежит дальше.

Через несколько дней, когда мать в очередной раз послала его в магазин и подала деньги, он спрашивает:

— Мам, а почему мы ничего не покупает бабе Тасе?

На его вопрос мать открыла рот и испуганно смотрит на мужа, что сидит на кухне.

— Давай, я куплю её любимых «Взлётных»? – предлагает мальчик.

Расценив молчание матери как согласие, и не дождавшись её ответа, убежал в магазин.

Возвращаясь обратно, видит, что бабы Таси нет. Подумал, что она ушла зачем-то домой. Постоял с минуту возле её табурета и положил на него кулёк с конфетами. «Сейчас выйдет, а тут сюрприз!» — думает он улыбаясь.

Вечером того же дня его позвал отец. По его строгому лицу ясно, что разговор будет серьёзный. Рядом стоит грустная мама. Серёжа подумал, что родители нашли его дневник и прочитали замечание учителя. Он вздохнул и приготовился выслушивать нотации о важности учёбы.

— Серёжа! – начал отец и посмотрел на маму, — Мы тебе не говорили… Ты был в больнице, когда баба Тася умерла. Больше не нужно покупать ей продукты. Её больше нет…

— Ерунда! – перебил он отца, — Я каждый день её вижу у окна на площадке. И сегодня видел.

— Нет! – замахали родители руками, — Тебе что-то показалось. Этого не может быть.

Серёжа выскочил в подъезд и спустился на этаж. Конфет нет. «Ну, вот!» — радостно думает он, — «А мне говорят, что её нет».

***

Ольга вернулась в комнату и села рядом с мужем.

— Что? – вздрогнул Сергей, понимая, что жена теребит его за руку, — Ты что-то сказала?

— Да, сказала! – раздражённо отвечает жена, — Марина Игоревна – воспитатель Антошки жалуется, что он не играет с детьми. Говорит, что он уходит и сидит один, а то разговаривает сам с собой. Ты бы поговорил с ним. Может его кто-то обижает? Серёж, надо что-то делать.

— Хорошо! – выдохнул Сергей и улыбнулся жене, — Завтра обязательно поговорю.

На следующий день, придя за сыном вечером в детский сад, отец долго икал его глазами среди ребятишек. Дети играют на площадке рядом с воспитательницей. Антона среди них нет.

Обернулся, видит сын стоит у качелей. Причём мальчик не качался сам, а стоял рядом и раскачивал пустые качели.

— Антон! – позвал его отец и помахал рукой.

Сын обернулся и тоже помахал в ответ. Потом отвернулся, и словно прощаясь с кем-то, помахал рукой. Подбежал к отцу.

— Папочка! Идём домой? – спрашивает сын, хватая крепкую отцовскую ладонь.

Выйдя за ограду и пройдя какое-то расстояние от садика, отец начал разговор:

— Антош, а почему ты один? Ни с кем не играешь?

— Я не один! – удивился мальчик, — Я с Таткой играю. Её все обижали, а я защитил. Как ты меня учил, пап. Ты говорил, что настоящий мужчина всегда стоит на стороне беззащитных. Она бежала от кого-то, упала. Мы познакомились. Правда… – мальчик замялся и поднял голову, посмотрел на отца, — Она не из нашей группы, но из нашего садика.

Ответ вполне удовлетворил Сергея, и он передал его содержание жене.

— А что нормальный парень растёт! – подытожил он.

Через день Ольга, забрав сына из садика, пришла возбуждённая и перепуганная. Она отправила Антона в комнату поиграть с новой машинкой. Когда мальчик ушёл, мать, плотно закрыв за ним двери, загадочно маячит мужу и зовёт его в зал.

Сергей немного удивлён рвению жены, но охотно направился следом. Вошли.

— Я такое узнала! – начала жена, вытаращив на него глаза, — Такое! Это немыслимо! Садись!

Сергей разочарованно скривил лицо и сел.

— Мне рассказала нянечка в садике, — говорит жена.

Её лицо стало бледным и задумчивым.

— Она рассказала мне про эту девочку Тату. Вообще-то её зовут Наташа, но так как девочка немного заикалась и не могла назвать полностью своё имя, то все звали её просто Тата. Она бедняжка из неблагополучной семьи. Отец забирал девочку из садика пьяный, еле-еле стоял на ногах. Мать никто не видел. Малышка ходила постоянно в мятых, застиранных платьицах и с растрёпанными волосами. За неопрятный вид её многие родители брезгливо называли неряхой. А дети дразнили и отказывались с ней играть. Нянечка не раз замечала, как малышка тихо сидела в углу одна.

— Правильно, что Антошка заступился за неё! – парировал Сергей, — Моё воспитание!

— Да, погоди, ты! – оборвала его жена, — Слушай, что дальше было. Однажды зимой, за девочкой снова пришёл пьяный отец. Она долго одевалась, и он её ударил. Девочка упала. На шум выглянула воспитатель, но отец продолжил свои угрозы. Он кричал на дочь, что если она немедленно не выйдет, то получит дома ремня. Потом, хлопнув дверью, ушёл ждать её на улицу. Девочка оделась и вышла следом, но…

Ольга опустила голову и тяжело задышала. По шмыганью носом, Сергей понял, что жена плачет. Он обнял жену.

— Понимаешь, Серёжа, девочка так боялась отца, что выйдя на улицу, спряталась за гаражами. Он ушёл домой, подумав, что девочка осталась. А утром её нашли у дверей детского садика мёртвой. Ночью она пришла, но никого не было. Девочка замёрзла.

— Ты хочешь сказать… – медленно начал Сергей, — Что наш Антошка играет с мёртвой девочкой? Призраком, да?

— Я думала, что Тата – это плод его воображения! Фантазия такая, — говорит жена, — Но чтобы мой сын видел умерших? Это уже слишком! Его надо к врачу. Какому пока не знаю.

— Успокойся! – уговаривает муж и думает про себя: «Если бы ты знала, что я до сих пор вижу свою соседку бабу Тасю, ты бы и меня отправила в психушку». Вздохнул и продолжил, — Это возрастное. Поверь мне, пройдёт! А в больнице, пацану и мозги и анкету испортят. Потом ни на одну приличную работу не возьмут.

Утром, проходя по третьему этажу, мимо того места, где сидела баба Тася Сергей, держа сына за руку, машинально поздоровался:

 

— Здравствуйте!

Голубоватый в дымке утреннего света силуэт слегка качнул головой в ответ.

— Здравствуйте, бабушка! – произнёс сын Антошка.

Сергей остановился. Глядя на сына, поднёс к губам палец. Мальчик повторил жест отца и улыбнулся.

Прощаясь с сыном у ворот садика, он посмотрел на качели, куда он побежал. Там сидела маленькая девочка и радостно махала Антошке рукой.

Сергей спешит на работу, думая про себя: «Как ни странно, забота и любовь нужны не только людям, но и призракам», — грустно вздохнул, — «Просто не все к этому готовы. Не понимают, что всем нужна любовь».

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.78MB | MySQL:70 | 0,252sec