Раскаяние

Нет, он не кричал вслед машине и уносящейся в ночь женщине. Он сидел и смотрел ей вслед, стараясь запомнить этот момент. Потом повернулся и пошел. Он отлично всё понимал. Всё…

Он категорически не принял её мужчину, более того, кусал его и оставлял сюрпризы в его обуви. Шипел и забивался под диван, когда тот приходил к ней…

И наступило время, а оно и должно было наступить, когда ей пришлось выбирать — либо кот, либо её мужчина.

Тем более, что он прямо так и сказал ей:

— Я не могу переехать к тебе. Просто потому, что мы не уживёмся с Баксом… Тебе придётся выбирать, он или я. Так больше продолжаться не может…

Она была очень расстроена, но и сама давно понимала — надо выбирать, однако, до самого последнего мгновения оттягивала этот страшный вопрос. Непростой вопрос и непростой выбор.

Ей тридцать пять лет… И будет ли ещё такая возможность, а он, мужчина, любил её, покупал подарки и даже говорил о детях. Ну, чего ещё желать? Что ещё ждать? Когда тебе далеко не двадцать…

Она сидела на кухне и плакала, а Бакс тёрся об её ноги и тихонько, виновато мяукал. Он всё понимал. Всё!

Большой, умный кот, выросший у неё на руках из малюсенького котёнка. Её кот, который десять лет делил с ней её одинокую жизнь. В будни и праздники…

В одинокие ночи и проклятые праздники, про которые она думала с ненавистью, он слизывал её слёзы со щёк и толкал мокрым и холодным носом.

Он стоял внизу и смотрел на неё. И тут позвонили в дверь. Это был он. Её мужчина.

Он вошел в квартиру и она обняла его. Он обнял в ответ и поцеловал женщину в губы, но тут…

Тут Бакс, словно разъярённая фурия, промчался через квартиру и укусил мужчину за ногу! Тот вскрикнул и упал, схватившись за укушенное место.

Это был конец…

Она посадила мужчину на диван и перевязала кровоточащие следы укуса, а потом…

Схватила в охапку Бакса и побежала вниз. Она не оделась и даже не дождалась лифта. Она была переполнена негодованием.

Кто он такой, в конце концов, этот ужасный и буйный кот? Кто он такой, чтобы творить такое? Кто, я вас спрашиваю, кто?!!!

Перепрыгивая через две ступеньки, она вылетела из подъезда и остановила первое попавшееся такси, а потом…

Потом старалась не смотреть в глаза Баксу, который, прижавшись к ней, жалобно мяукал. Он, конечно, всё понимал.

— Остановите здесь, — сказала она таксисту.

Это был район города, где было много магазинов…

Стараясь сжать сердце и не смотреть, она открыла дверцу такси и, выкинув кота на тротуар, сказала:

— Ты сам виноват, Бакс. Только сам виноват! Ты виноват во всём…

Она говорила это, глядя в стену дома. Она не решалась посмотреть на него, своего кота…

Потом захлопнула дверцу, и такси унеслось в ночь, оставив за собой запах бензина и щемящее ощущение одиночества и обиды.

Нет, он не кричал вслед машине и уносящейся в ночь женщине. Он сидел и смотрел ей вслед, стараясь запомнить этот момент.

 

Потом повернулся и пошел. Он отлично всё понимал. Всё.

Вскоре начал накрапывать дождь. И намокший Бакс забился под поломанный ящик, стоявший возле одного из магазинов.

Он вспоминал свою жизнь. И то, как она кормила его из сосочки. Он вспоминал, как он был счастлив. Он улыбался.

И ему не было холодно. Тепло от этих воспоминаний согревало его. Вся жизнь пронеслась перед его взглядом. Он тихонько мяукнул и представил, как она прижимает его к себе…

А она в это время поднялась на свой этаж и толкнула незапертую дверь. Мужчина сидел на диване и улыбался.

— Тебе не больно, милый? — спросила она. — Кровь больше не идёт?

— Нет, — ответил он. — Всё в порядке. Вот ведь гадкий кот. А ты, кстати, куда его унесла?

— Как куда? — удивилась она. — Я выбросила этого мерзавца. Я не могу позволить, чтобы он покалечил тебя. Он сам во всем виноват…

Она ожидала, что её любимый мужчина обрадуется этому, похвалит её и одобрит принятое решение.

И кошки… Нет, не кошки, а страшные, когтистые лапы, рвавшие её сердце и душу, отступят. И наступят тишина, покой и любовь, но…

Но тот, кто всё это время хотел, чтобы она избавилась от Бакса, вдруг осунулся в лице. Уголки его губ опустились вниз, и глаза потухли.

Он открыл небольшую спортивную сумку и стал доставать оттуда самые дорогие кошачьи консервы.

— А я, — сказал он глухо, — я хотел помириться с ним, ведь, в конце концов, мы оба любим тебя… Он просто ревновал, и я понимаю его.

Это была моя ошибка и моя вина. Нам просто надо было сесть и поговорить, как двум мужчинам…

Она стояла и смотрела на маленькую горку консервов на диване. Она смотрела на его лодыжку в бинте, слегка промокшем от крови. Она смотрела на пустой домик Бакса…

И ужас от сделанного наполнял её душу!

Ужас от совершённого и ощущение той обиды, одиночества и разочарования, которое сейчас испытывает выброшенный на тротуар Бакс, захлестнули её.

И она, задохнувшись, поднесла руки к шее. Воздух застрял в горле и проталкивался внутрь, царапаясь, будто это были куски льда.

Она потеряла сознание…

Когда она пришла в себя, над ней склонилось обеспокоенное лицо мужчины:

— С тобой всё хорошо? Ты упала, как подкошенная, и я очень испугался. Может, вызвать скорую помощь?

В его глазах светилась забота и любовь, но от этого ей стало ещё хуже. Она оттолкнула его и, вскочив с дивана, бросилась из квартиры.

Она снова летела вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки…

Выскочив на дорогу и не оглядываясь назад, женщина бросилась под колёса мчавшегося в парк такси. Визг тормозов и миллионы брызг разлетелись вокруг.

Водитель выскочил из машины и, задыхаясь, закричал:

— Дура!!! Ты что, умереть решила?!

— Плачу двойной тариф!!! — закричала она и схватила водителя за куртку: — Тройной!!!

Водитель замолк.

— Что случилось? — спросил он уже спокойно. — Может, я могу помочь?

— Я выбросила своего кота на дорогу! — воскликнула она. — Предала его. Из-за мужчины… И теперь он там один. Совсем один!

Водитель посмотрел на неё ещё один раз и ответил:

— Так что же ты стоишь тут и рассказываешь мне сказки? Поехали быстрее!

Они неслись сквозь ночь, дождь, ошибки и раскаяние. И она молилась…

Первый раз в жизни. Вслух. Сама не понимая этого, но ей казалось, что ещё один голос повторяет слова молитвы, давным-давно забытой.

Такси затормозило, и она выскочила из него. Холодный и бездушный дождь хлынул на неё и окатил с ног до головы, но она этого не заметила и не почувствовала.

Она бросилась к проходу между магазинами, выкрикивая его имя…

Она поскальзывалась несколько раз и хваталась за стены, обламывая ногти. Ей казалось, что за ней летит ангел, но у неё не было времени даже оглянуться.

Бакса нигде не было, и тогда она опять стала молиться, сквозь шум дождя выкрикивая давно забытые слова…

Вдруг дождь перестал. И наступила оглушительная тишина.

И она услышала слабое “мяу” из-под одного ящика! Она бросилась туда и упала на колени, прямо в лужу.

Там был он!!! Её Бакс…

Она схватила его и прижала к себе:

— Мой! Мой любимый!!! — плакала женщина, и начавшийся дождь смывал солёные слёзы с её лица. — Мой любимый котя…

Она села на переднее сидение и сказала:

— Я нашла его. Нашла!

— Вот и слава Богу, — ответил водитель.

Когда они подъехали, она попросила подождать, пока вынесет деньги, но таксист отрицательно покачал головой и заметил:

— Всё уже оплачено.

Она побежала вверх по лестнице. Вошла в пустую квартиру. Мужчины не было…

— Ну и хорошо. Ну и ничего, Баксик. Значит, так и надо… Прости меня, мой хороший. Проживём как-нибудь сами. Прости меня…. Прости!

Но тут вдруг сзади кто-то сказал, а вернее, спросил:

— Почему это сами? А я? Меня что, теперь отвезёте и выбросите посреди дороги?

Она вскрикнула и обернулась. Это был он.

Точно такой же мокрый с ног до головы, как и она. С его костюма стекали ручейки воды. Это он был всё это время позади неё в такси. И это он повторял с ней слова молитвы…

А ангел, летевший позади? Это и был этот мужчина.

И она прижалась к нему. И зарыдала. Напряжение этих часов упало, оно утекало с них на мокрый пол потоками дождевой воды…

Бакс поморщился и подумал:

“Ну, что за кошачьи нежности? Сейчас эти двое ненормальных меня раздавят! — а ещё он подумал: — Может, мужик не такой и плохой, как мне казалось…”

А когда он увидел горку консервов, лежащих на диване, то сразу понял:

“Нет, он-таки может даже и немножко хороший!”

Уплетая горку вкусного на тарелке, он смотрел, как обнимались мужчина и женщина:

“Да и чёрт с ним! — заключил Бакс. — Пусть живёт. Посмотрим…”

И только она…

Она никак не могла успокоиться. Её мучила одна мысль. Она терзала её и не отпускала…

Как? Как она могла? Как она могла выбросить своего любимого кота?!

И как он, её мужчина. вдруг оказался более понимающим и более сердечным, чем она, вырастившая этого кота? Как?…

Чувство вины ещё очень долго не отпускало её. И она заглядывала в глаза двум подружившимся мужчинам, Баксу и её любимому.

Она заглядывала и искала там ответ на этот вопрос, а ещё она искала там любовь и прощение. И находила…

Она смотрела в их глазах и не видела там обвинения. Потому что они любили её.

Оба.

Вот так…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.02MB | MySQL:64 | 0,607sec