Сказка

Она всегда проходила мимо Сереги так, словно его не существовало. Смотрела куда-то вдаль, гордо подняв голову, а если и сталкивалась с ним взглядом, делала вид, что не узнавала....

Она всегда проходила мимо Сереги так, словно его не существовало. Смотрела куда-то вдаль, гордо подняв голову, а если и сталкивалась с ним взглядом, делала вид, что не узнавала. При этом если Сергей здоровался сам, она равнодушно кивала. Не знать она его не могла — их сыновья два года ходили в одну группу и забирали они их каждый день в шесть часов.
Сергей знал, что ее зовут Наташа, что она в разводе, а больше ничего и не знал. Сын у нее был бойкий, живой такой мальчишка, он всегда думал, что у него такой сынишка будет, но нет. Его Серёжку-младшего жена за первые три года воспитания превратила в нюню, который даже сдачи дать не может. И последние два года, когда сына воспитывал уже Сергей, ситуация особо не изменилась.

Ясно, почему она так на него смотрела. Серега был простым слесарем, что выдавали и его простая синяя куртка, и помятое лицо после вечерних посиделок с соседом по общежитию, и отросшие волосы, упрямо торчащие в разные стороны из-под черной шапочки. А Наташа ходила в блестящих ботиночках на невысоком каблуке, длинном бежевом пальто и с шелковым шарфом на шее – разве такие женщины посмотрят на такого как он? Серега и сам не знал, почему эта строгая и высокомерная Наташа так задевает его.
Пришла зима, Серега поменял одну синюю куртку на другую, более теплую, а Наташа стала ходить в красивой меховой шапочке, прям как у Барбары Брыльска во всем известном фильме. Сережка-младший потребовал плюшку, чтобы ездить на ней в садик – что за мода такая, чем санки хуже? Но делать нечего, плюшку купил, тем более Наташа своего сына на такой же возила.

Однажды вечером, когда снег валил словно небесная канцелярия забыла нажать кнопку выключить, Серега, как всегда, пришел с плюшкой за сыном в сад. Пока его неловкий сын пытался взобраться на свой трон, из садика вышла Наташа со своим сыном. В руках у нее была сдутая плюшка, а сын ее громко ревел, сообщая всему свету, что он не хочет идти пешком. Поймав взгляд Сергея, Наташа, видимо, извиняясь за своего громкоголосого отпрыска, впервые в жизни сказала Сергею что-то помимо обычного «здрасте»:
— За забор утром зацепились, — беспомощно указывая на синий круг.
В одну руку она взяла орущего сына, в другую испорченное средство передвижения, и побрела по дорожке, засыпанной снегом.
— Так может пусть к моему мальцу сядет, — предложил вдруг Сергей, заранее готовясь к «спасибо, но не нужно». Вместе с тем, слезы на лице мальчугана мгновенно высохли, и, не дожидаясь разрешения от матери, он уселся рядом с Сережкой-младшим.
— Денис, — строго произнесла Наташа. – Дяде тяжело будет, ну-ка слезай.
— Да ладно, что тяжел-то, — отмахнулся Сергей. – Они же мелкие еще, пацаны-то.
И повез детей вперед. Наташе ничего не оставалось, как идти рядом. Дети всю дорогу веселились и кричали, Наташа молчала. Сергей тоже молчал, поглядывая иногда на ее строгий профиль.
Жили они в соседних домах. Он в общежитии, а она в элитной сталинке. Когда снежные сугробы были преодолены, Серега робко предложил:
— Может я это… Заклею плюшку. У меня клей специальный есть. И заплатка найдется.
Наташа задумчиво посмотрела на него и сказала:
— Так неудобно…
— Неудобно штаны через голову одевать, и на потолке спать – одеяло падает, — ответил Сергей.
Наташа вдруг рассмеялась, таким звонким девичьим смехом, какого от нее вообще не ожидаешь.
— Мой папа так говорил, — еле выговорила она.
Сергей любовался ее светлой улыбкой и снежинками на черных ресницах.
— Ладно, — согласилась она. – Я буду вам очень благодарна.
Серега взял порванную плюшку, свою целую и Сережку-младшего и отправился домой. Через день он принес заклеенную и накачанную плюшку в сад и передал Наташе. Та поблагодарила и спросила:
— Я теперь у вас в должницах, если что будет нужно – обращайтесь.
Это удивительно, но диабетики должны знать, что главным врагом болезни является обычный…
Серега улыбнулся и сказал, что ничего не надо. Он бы, конечно, позвал ее куда-нибудь, но куда можно позвать такую женщину? В театр? Сергей никогда не был в театре. Да и куда он такой пойдет?
Вечером, когда сосед Николай позвал его, как обычно, распить бутылочку на двоих, Сергей отказался.
— С сыном азбуку надо учить, — объяснил он.
Азбуку-то они и так учили, но нужно же было какое-то оправдание. Когда жена его бывшая, Маринка, сбежала со своим хахалем в Москву, Сергей стал часто проводить вечера с соседом за философскими разговорами. Говорят, время лечит, но нет, время не лечило. А вот горькая – да, помогала. Ладно его, Серегу она бросила, но сына… Этого он ей простить не мог, и себе не мог, что не удержал легкомысленную жену, не смог дать ей богатства и роскоши, к которым она всегда стремилась. С работы его выгнали за пьянку, пришлось сантехником устроиться. А что – вон, комнату дали, зарплата какая-никакая есть… Но что-то сейчас стал сомневаться Серега, что такая жизнь, это все, что он хотел.

 
Перед новым годом воспитательница объявила, что мальчики будут папуасами и что нужно сделать им костюмы. Серега не понял – что значит папуасами? Он думал сделать из Сережки-младшего пирата, а сам пацан хотел быть зайчиком. В полной растерянности он вез сына домой, когда столкнулся с Наташей. Теперь она уже не проходила мимо, делая вид, что его не существует, всегда здоровалась и даже слегка улыбалась. И Сергей решился.
— Послушайте, а что там про костюмы? Елена Александровна сказала, что мальчиками папуасами будут. Это как?
Наташа склонила голову на бок, словно что-то прикидывая, и сказала:
— Ну, если хотите, я и вам сошью. У меня машинка есть, выкройку я уже в интернете нашла.
Сергей удивленно захлопал глазами:
— Да? Ну если можно… Я, конечно, буду так благодарен, а то я сам шить не умею… А больше то у нас и нет… — он покосился на Сережку-младшего и закончил, — в общем, некому у нас шить.
Наташа кивнула – видно, знала она, что его жена сбежала. Думает поди, что и правильно сделала.
Костюм Наташа сшила что надо – Сережка-младший был в восторге. На утренник Серега оделся в найденную с лучших времен полосатую рубаху и черные брюки, камеру у соседа одолжил. Наташа была в зеленом платье и волосы в кудри завила. Красивая – глаз не отвести. Так что Серега больше ее снимал, чем сына, тем более поди пойми какой из папуасов его.
В новогоднюю ночь они с Серегой вышли во двор смотреть на салюты. У самого Сереги денег не было, но соседи из сталинки устроили представление не хуже, чем на 9 мая. Сережка-младший зажимал уши и прятался в полах отцовской куртки – все-таки он был нюней, что уж тут. Зато Наташин Денис носился по всему двору с бомбочками и ловил искры бенгальских огней. Серега подошел к Наташе и с улыбкой сказал:
— С Новым годом!
Наташа улыбнулась ему в ответ.
— С Новым годом, Сережа!
Слышать из ее уст свое имя, да еще такое ласковое, было непривычно. Глаза у него защипало, то ли от мороза, то ли от дыма фейерверков.
Когда с крыш зазвенела капель, и улицы заполнились тюльпанами и мимозами, Сергей решился. Купил охапку розовых тюльпанов, весь вечер репетировал речь. В садик малого привел пораньше и принялся ждать Наташу. Скоро появилась и она, в своем бежевом пальто, как обычно, строгая и прямая. Сергей шагнул навстречу, протянул букет и скороговоркой вымолвил:
— С праздником! Я что хотел сказать – к нам в ДК театр приезжает. Я билеты купил. На завтра. Пойдете со мной?

Щеки у Наташи вспыхнули, ресницы затрепетали. Она глянула на сына и сказала:
— Так вот Дениса не с кем оставить…
— А мы его с моим, с соседкой. Вы не беспокойтесь, она хорошая, ответственная, у нее свой такой же. Да вы ее знаете – она в садике у нас работает, нянечка в соседней группе. Я договорился.
Наташа еще раз посмотрела на сына и сказала:
— Ну раз так… Тогда пойду!
На работу Серега шагал счастливый и гордый. А Наташа – смущенная и взволнованная. Чудеса случаются. Главное – верить.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.42MB | MySQL:64 | 0,366sec