Снежные ягоды

Ягоды были повсюду. Они выглядывали и поодиночке и гроздьями, тянулись ввысь из-под снега, из всех трещин в плитах, из-под камней и льда. Лея вспомнила истории старухи Тесеи о...

Ягоды были повсюду. Они выглядывали и поодиночке и гроздьями, тянулись ввысь из-под снега, из всех трещин в плитах, из-под камней и льда. Лея вспомнила истории старухи Тесеи о снежных ягодах, растущих на руинах древних городов. Они были съедобны и могли спасти заблудившегося путника.

Лея достала скребок и стянула кожаную маску с лица, защищавшую от ветра. Она вытянула из-под снега фиолетовую гроздь, соскребла снег и лед с края плиты и стала резать черный стебель. На вид тонкий, он оказался очень прочным. Лицо Леи зарделось, а рука начинали уставать. Она так увлеклась, что не заметила, как сбоку мелькнула чья-то тень.

— Стебель похож на металлический прут, но хрупкий. Его можно обломить. – раздался голос позади.

Лея молниеносно вскочила на ноги и обернулась. Скребок она вытянула вперед, защищаясь.

— Как ты подошла ко мне? Кто ты такая?

Перед ней стояла старая женщина в разноцветных лохмотьях.

— Я Риша. Последняя из рода айяр.

— Ты чародейка? Это твое жилище? — Лея кивнула в сторону черного здания, которое стояло посреди поляны.

— Я живу дальше, в хижине за городом. А это храм. И он дарует жизнь даже в самое темное время глубокозимья.

Старуха подошла к Лее и взяла в руки стебель, который та тщетно пыталась обрезать.

— Вот, смотри, — сморщенные жилистые пальцы согнув стебель ловко обломили гроздь.

Женщина протянула снежные ягоды Лее.

— Что мне с ними делать? – недоверчиво спросила она.

— Ты голодна? Можешь их съесть. Надо всего лишь поднести ко рту и согреть их дыханием, тогда они легко отделятся от плодоножек.

Старуха выпустила пар изо рта и маленькое белое облако накрыло фиолетовую гроздь. Она протянула ягоды девушке, и та без труда смогла оторвать одну ягодку и съела ее. Снежная ягода была абсолютно безвкусной.

— Помоги мне собрать снежных ягод и я угощу тебя горячим варевом в своей хижине, — предложила старуха. – Тебе ведь нужно укрытие? Уже темнеет…

Лея, убедившись, что старуха не опасна, решила воспользоваться предложением. Они быстро набрали полную корзину ярко-фиолетовых ягод, срывая из гроздьями, и поспешили за черный храм. Прям за ним начиналась полоска смешанного леса: мёртвые деревья стояли вперемежку с темно-зелеными елями.

— Здесь столько деревьев, — заметила Лея. – Их некому рубить? – она решила заодно выяснить правда ли говорила старуха, что она здесь одна.

— Зачем рубить деревья, дитя? Они разве кому-то мешают?

— Что бы развести огонь в очаге, согреться и приготовить пищу.

— Видишь вон те провода?

Лея сглотнула комок. Она давно заметила толстых черных змей, которые тянулись в разные стороны от металлического здания, которое старуха назвала храмом. Они покачивались на ветру и издавали едва заметное шипенье.

— Что это за твари? – Лея сморщилась, глядя на одну из них.

— Провода. По ним течет свет и тепло.

— Похожи на змей.

— Они безопасны, если их не трогать.

— А если тронуть? Если разрубить змею-провод чем-то острым?

— Она испепелит тебя и все вокруг.

Лее этого было достаточно, что бы держатся от шипящих змей-проводов подальше.

Пробираясь сквозь ельник, она заметила, что одна змея тянется точно вдоль их маршрута, а остальные остались позади, либо разошлись в стороны и дальше в глубь леса.

Вареная снегоягода была вкусна. Мягкая, она разварилась как каша. Старуха сдобрила свое варево белой и желтой пылью и это придало еде особый вкус и аромат.

Лея впервые наелась до сыта с того момента, как ушла из Яроместа на охоту за дичью. Глубокозимье длилось шестой год подряд и земля промерзла намертво. Только ели все еще стояли зеленые. Они пребывали в покое, но не мертвом как остальные деревья вокруг, а в «живом». Дичи становилось все меньше и охотникам приходилось ходить все дальше от родных мест.

— Ты ушла из-за несчастной любви? – поинтересовалась старуха после ужина.

— Отбилась от группы преследуя косулю и потерялась.

Лея точила клинок. Периодически она протирала его замшевым лоскутом и смотрела сквозь тонкий блестящий металл на свет.

— Я видела, как змея входит в твой дом. Где она? Притаилась?

— Она питает мою хижину, тебе не стоит ее бояться, – голос старухи приобрел стальные нотки и стало понятно, что тема про змею закрыта.

Ночь прошла без происшествий. В доме Ришы было тепло и уютно. Ранним утром еще затемно старуха принесла снега и натопила воды. Воду она грела не в очаге, к которым привыкла Лея, а на тонкой металлической пластине, к которой тянулась та самая провод-змея, только гораздо тоньше.

— Это какое-то колдовство? – не унималась Лея. – Ты сказала, что ты айар, а все знают что этот древний род слыл магами и колдунами. Это за их грехи Небесный Возничий посылает на землю долгую зиму. Грех пользоваться магией, дарующей огонь и тепло.

— Выходит и ты грешишь вместе со мной греясь тем теплом, что посылает нам храм айяр и питаясь пищей приготовленной на его огне.

— Я заблудилась и должна выжить, что бы вернуться в Яроместо. Там моя семья, мой род, там мой… — Лея запнулась.

— Возлюбленный? Ты красивая, хоть и тощая.

— Я не…

Риша вложила в руки Леи горячую чашку, не дав ей договорить.

— Пей, это придаст силы, ты еще не оправилась.

Горячая жидкость, сладкая и душистая, с неизвестными ей пряностями казалась знакомой и, в то же время, совсем неизвестной. «Чай» — подумала Лея – «В Яроместе чаем в это время могли наслаждаться только старейшины и лучшие воины и охотники. Остальные пили только талую воду.» Внезапно на нее нахлынули воспоминания о теплом лете, разнотравье и поющих птицах. Лея пила жадно, не отрываясь.

Спустя несколько дней солнце перестало подниматься над горизонтом и даже не подсвечивало больше его. Тяжелые свинцовые тучи, на многие месяцы, скрыли небо и единственный ориентир – Ледяную Стрелу. Только она могла, кроме солнца, указать в какой стороне находится Яроместо, укрепленное поселение, где жил род Леи. Ей пришлось смириться и ждать, когда пройдет Сердце Зимы — самая страшная пора глубокозимья. Холод и тьма сомкнулись над землей.

Около года Лея прожила в доме старухи Ришы. Они много разговаривали, много ели и пили ароматный сладкий чай. Старуха поведала Лее все секреты, которые знала и была рада что в эту пору Небесный Возничий послал ей спутницу дабы коротать темное время года.

Снежные ягоды бурно росли несмотря на лютые морозы. Только вместо ярко-фиолетового цвета они стали темно-синими, но на вкус оставались такими же безвкусными. И только соль и специи старухи делали их вкусными. Лея узнала, что раньше от храма тянулись сотни черных трубок в разные стороны. Провода питали энергией целый город, который теперь лежал в руинах. Энергия храма позволяла добывать воду из недр, давала тепло и свет, а короткими слабоснежными зимами давала столько тепла, что люди выращивали сады под куполами из тонкого кристалла. Потом случился катаклизм, с неба упала огненная повозка, но вместо того, что бы все сжечь, она все заморозила на долгие десятилетия. Храмы были разрушены, города превратились в руины, люди разбрелись в поисках теплых мест. Когда наступило долгожданное лето выжили не многие. Из семян, сохранившихся в мерзлоте люди вырастили новые деревья, выжившие животные расплодились и расселились по земле. Но с тех пор зима возвращается и длится по 10-15 лет. Эта зима продлится 13 лет, потому что тьма, знаменующая середину зимы, спустилась на землю на шестой год глубокозимья. Это случилось когда Лея добралась до хижины Ришы. Сердце Зимы длится около года, а потом горизонт подсветится
восходящим солнцем и начнется долгий Излом.

 

— Небо светлеет, — сказала старуха, подняв голову.

— Как только в небе появится Ледяная Стрела, я отправлюсь в путь.

— Мне будет жаль расстаться с тобой, мы провели много времени вместе и я к тебе привязалась, несмотря на твой несносный характер.

Лея больше не злилась на замечания и выпады в свой адрес, она знала, что Риша не желает ей зла. Она никому не желала зла, просто доживала свой век, как могла.

— Хочешь пойти со мной? Я поговорю со старейшинами и они позволят тебе остаться на изломе зимы.

— Ты забыла? Я айяр! Последняя из рода чародеев! Кто позволит колдунье жить среди славных воинов и охотников Яроместа?

— Ты не колдунья, — усмехнулась Лея. Она давно поняла, что все рассказы о чаровниках выдумки. – Ты поможешь мне убедить переселится мой род ближе к храму. Тут есть дичь, которая зимой приходит питаться снегоягодами. Есть брошенные хижины с черными трубками. В них неиссякаемый очаг, свет и тепло.

— Откуда ты знаешь про другие дома?

— Когда я охотилась, то посмотрела куда ведут змеи-провода. Все они входят в другие строения и хоть они обветшали, там можно жить. Крышу только заменить, да стены подлатать. Деревьев достаточно, что бы сделать мебель и летние постройки.

— Да ты все просчитала?! – всплеснула руками Риша.- А меня ты спросила? Ведь это земля айяр, а значит моя земля!

— Думаю ты не будешь против.

— Против будут старейшины.

— Не будут.

— Еще как будут! Как им управлять родом, если вдоволь будет тепла и еды даже в самые суровые времена. Сейчас они распределяют зерно и луковицы, что бы протянуть до лета, охотники кровью и потом добывают дичь. В изобилье всем им не будет почетного места, ибо каждый сможет позаботится о себе сам. Не говори им об этом месте и обо мне! – Риша стала мрачнее тучи. – Они разрушат это место… А вместе с ним и последний храм древнего мира!

источник

 

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.48MB | MySQL:68 | 0,207sec