Забери своего мужа

— Ты куда это собрался? Сейчас ужинать будем. – Таисия вышла следом за мужем в прихожую. — С Чарли гулять. Через десять минут вернусь. – Муж прицепил поводок...

— Ты куда это собрался? Сейчас ужинать будем. – Таисия вышла следом за мужем в прихожую.
— С Чарли гулять. Через десять минут вернусь. – Муж прицепил поводок к ошейнику собаки, накинул куртку, старательно избегая смотреть жене в глаза.

Таисия закрыла за ним дверь и вернулась в кухню. На столе уже стояли тарелки, на плите под сковородой выключен газ. Вкусный запах витал по квартире. «Странно. Раньше первым бежал за стол, а сегодня, будто специально ушёл». Таисия пожала плечами и выглянула в окно.

Валера шёл с собакой через двор. Чарли остановился у голого куста. В ожидании, пока собака сделает свои дела, муж посмотрел на окна квартиры на втором этаже. Заметил Таю и тут же отвернулся. «Что-то случилось. Иначе не вёл бы себя как нашкодивший подросток. Придёт, спрошу». Но, ни через десять минут, ни через час, муж с прогулки не вернулся.
Нетронутый ужин давно остыл. Промаявшись часа четыре, Таисия начала звонить во все службы. но его не было
Таисия нервно ходила по квартире, меряя шагами просторную «сталинку». Здесь раньше была коммунальная квартира на три семьи. Одни соседи купили себе отдельную квартиру и уехали, другим помогли купить отдельную квартиру Таисия с Валерой. Муж хорошо зарабатывал, да и родители вложились. Не обошлось без кредитов. Зато теперь они были обладателями большой трёхкомнатной квартиры в центре города, с высокими потолками, просторными комнатами, большими коридором и кухней.
Дочь Света училась уже в седьмом классе, отличница. Летний отпуск проводили на море, иногда ездили в Турцию. Жить бы да жить, но Валера вдруг пропал. А Таисия не находила себе места.
Ночью почти не спала, вздрагивала от малейшего шума, визга тормозов за окном. Утром пошла на работу бледная, с искусанными  губами, опухшими от слёз глазами.
Коллеги расспрашивали, заявила ли она, звонила ли друзьям.
— В службе сказали, через три дня заявление примут. Мол, нагуляется и вернётся. Посмеялись даже. Друзья ничего не знают. У Валеры отключен телефон. У нас всё хорошо в семье было, не гулял Валерка. – Но Таисия задумалась, вспомнив, как избегал он смотреть на неё перед уходом.
Пошли третьи сутки, как пропал муж. Таисия отпросилась с работы после обеда и пошла  взяв из дома недавнюю фотографию Валеры по совету коллег. По дороге зазвонил в сумке мобильник. Таисия увидела имя мужа на экране и от радости чуть не выронила мобильник на асфальт.

— Валера! Ты живой? Что случилось? Я…
— Ты прости меня, Тая. Я давно люблю другую женщину. Утром, когда вас со Светой не было дома, забрал свои вещи. Я не вернусь. Прости. – Короткие гудки запульсировали в голове Таисии.
— Как ты мог так поступить со мной? Сбежал, трус, подлец, – сквозь рыдания говорила Таисия, стоя посреди тротуара и безуспешно пытаясь дозвониться до мужа.
Но он снова отключил телефон.
Как она добрела до дома, не помнила. Не раздеваясь, упала на кровать и прорыдала, пока дочка не вернулась из школы. Жизнь треснула пополам, от семьи остались лишь осколки и воспоминания. Таисия снова звонила друзьям, пытаясь выяснить адрес разлучницы. Мужчины как один клялись, что ничего не знали.

К моменту оформления развода Таисия немного успокоилась, оставила идею найти гнёздышко влюблённых, устроить скандал и вырвать волосы молодой любовнице, укравшей у неё мужа.
Через время Света рассказала, что видела несколько раз отца. И даже ходила в гости. Живут они в малогабаритной квартире на окраине города. Жена молодая, не сказать, чтобы красавица, беременная. Таисия два дня не разговаривала с дочерью.
Прошло несколько лет. Таисия смирилась с потерей. Отвергала ухаживания других мужчин, разочаровавшись в любимом муже. Света оканчивала школу, мечтала стать врачом как отец. Однажды утром на домашний телефон позвонили и попросили Таисию приехать, предварительно узнав, кем приходится ей Валерий Васильевич Рудин. Дать объяснения по телефону отказались.
Таисия взяла такси и поехала в службу. Сердце бешено стучало, по нервам словно пробегал электрический ток, в голове роились мысли одна ужаснее другой. В ординаторской её встретил седой доктор в очках, похожий на профессора. Он не стал тянуть, сразу выложил, что случилось. Три недели назад бывший муж Таисии попал под машину. Ситуация осложнилась инсультом после травмы головы. Теперь муж не говорит, прикован к постели и прогнозов  никаких дать не могут. Дальше держать его в  нет смысла, пора выписывать домой.
— А почему вы позвонили мне? У него есть другая жена. – Непонимающе уставилась Таисия на доктора.
Он протянул ей смятую записку, в которой красивым школьным почерком было написано, что Рудина А. В. отказывается забрать из больницы мужа, потому что у неё слишком маленькая квартира, ещё совсем маленький ребенок и нет средств, чтобы нанять сиделку. Ниже приписан был телефон и имя Таисии.
— Ах, вот как. Когда здоровый был, деньги приносил, он ей нужен был, значит. А как стал инвалидом, так вернуть решила мне. Словно он шкаф, который надоел и не нужен больше. А он мне в душу плюнул и ногами растёр, предал, и вы считаете, что я возьму его? Ни за что! – Таисия вскочила со стула, на котором сидела.
— Есть шанс, что ваш муж восстановится и будет ходить, хоть и маленький. – Доктор удержал Таисию за руку.
— Он мне не муж. – Отнекивалась Таисия. — И когда вы его планируете выписать? – Всё же спросила она.
— Завтра. Мы привезём его на «скорой»…
— Завтра? – испуганно вскрикнула Таисия.
— Понимаю, вам нужно время подготовиться. Мы привезём его в среду, послезавтра. Дольше держать не сможем, у нас не хватает коек нуждающимся в лечении. – Доктор встал, показывая, что разговор окончен.
Таисия шла домой, не разбирая дороги. Мысли бурлили в голове. Она разговаривала вслух, не замечая этого.
— Надо было тогда сходить к ней, выдрать волосы. Зря не сделала этого. С какой стати я должна забирать его из больницы? Он бросил меня, сбежал к ней. Пусть его родители забирают. Да, правильно. Но они уже старые, за ними самими уход нужен. А мне какое дело? Отдать в интернат? Но ему ещё не так много лет, да и не возьмут, наверное, такого… За что мне всё это?
На неё оглядывались, провожали любопытными взглядами.
— И ты согласилась? После всего, что он тебе сделал? – Возмущалась дочь. – Мам, очнись!
— И что ты предлагаешь? Сдать его в интернат для инвалидов и стариков? Он ещё не старик, да и не возьмут его. Кто за ним там ухаживать будет? Я не могу поступить как он и его… — Она замолчала, подбирая слово для молодой жены Валеры.
— Мам, а он стал бы за тобой ухаживать? Сомневаюсь. Ты ему и здоровая не нужна была. – Не успокаивалась Света.
— Всё, я решила. Попробуем. Там видно будет. Мне нужно приготовить комнату. – Таисия действительно пошла в комнату. Убрала кое-какие вещи оттуда, застелила диван чистым постельным бельём. Ночь она не спала, всё думала, правильно ли поступила, согласившись, какой будет теперь её жизнь…
Когда Валерия внесли на носилках в квартиру и уложили на диван, Таисия поразилась, как он постарел и похудел. Сердце захлестнула жалость. Не к мужу предателю, а к человеку. Он всё же отец их дочери, прожили вместе больше десяти лет.
— Ты не можешь разговаривать, но слышишь, надеюсь, хорошо. Я не простила тебя. Не надейся. Буду делать всё, что требуется, но не больше. Не смотри на меня, как на жену. Ты вкладывался в квартиру. Только поэтому ты здесь, а не в интернате для инвалидов, — обрисовывала она сложившуюся ситуацию, стоя перед диваном, на котором лежал неподвижный, потерянный Валера.
На следующий день, когда Таисия пришла кормить его и зачерпнула ложку протёртого супа из тарелки, Валера плотно сжал губы.
— Ты издеваешься на до мной? Капризничаешь? Или объявил голодовку? Скучаешь по своей жене? Она предала тебя точно так же, как ты меня. Я не держу тебя. Можешь отправляться к ней хоть сейчас же. А, я поняла, ты предпочитаешь умереть с голоду, чем принимать еду из моих рук. Не выйдет. Я не дам тебе умереть. Считай, что это моя месть тебе. В твоих интересах есть и начать ходить. Тогда сможешь уйти от меня. Или я буду кормить тебя через зонд.
Валера с ненавистью посмотрел на Таисию, но есть стал. Каждый раз она высказывала ему свои обиды. Потом ей это надоело. Заходила к нему в комнату и делала всё молча. Прошло немало времени, прежде чем Таисия заговорила.
— Ты получил по заслугам. Но и мне зачем-то дано это испытание. Наверное, чтобы научиться прощать, терпеть тебя, не думать о комфорте. Мы оба получили то, что заслужили.
Таисия нанимала сиделку, массажиста, специалистов, кто помог бы Валере встать. Восстановление шло медленно. Но всё же он начал сначала садиться на кровати, учился держать ложку, потом пробовал ходить с помощью ходунков.
Шесть лет прожили они бок о бок, живым упрёком и наказанием друг для друга. Она старалась простить обиду, он – искупить вину и вырваться из плена обездвиженности. Но после второго инсульта Валера ушел.
После похорон Таисия не могла оставаться жить в их большой квартире. Света вышла замуж и переехала к мужу. Таисия продала квартиру, купила себе маленькую, а остальные деньги отдала дочери.
Она время от времени ходила  ухаживала за холмиком мужа и всё ждала, что однажды увидит ту, другую. Хотелось выложить ей всё, выплюнуть из себя ей в лицо последние шесть лет жизни в вынужденном аду с инвалидом.
Но они так и не встретились.

Порой простить уход легче, чем возвращение.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.4MB | MySQL:65 | 0,302sec